Tags: сюжет

Schreibmaschine von Hesse

Апфельзафт

Это же в русских же, да? сказках было: катится яблочко по блюдечку и все показывает. Ни в каких других мифологиях, если не ошибаюсь, подобные мотивы не встречаются.

Что это значит? Именно: все верно, славяне - первейшая нация, а) сохранившая память о древних цивилизациях, гораздо более развитых, чем нынешняя, и б) умеющая предвидеть, если не программировать отдаленное будущее. Когда греки не зная швейных машинок, оборачивались тряпками лишь бы как, у русских все еще сохранялась какая-никакая wi-fi связь.

Сразу вспыхивает ярче заря нынешнего человечества: примерно понятно, что за яблоко протянул змей Еве. Дерево - не дерево, а терминал связи. Т.н. молодильные яблоки являются, по-видимому, позднейшей вставкой, поскольку наводят на ложный след: Ева, мол, поверила рекламе и решила обойтись без ботокса.

Потом с яблоками приключилась фигня и упадок. Яблоня вырастает на коровьих костях - здесь еще идет сакральный мотив, объясняющий многое в Индии. Дерево с этой яблони попадает понятно кому по голове, знаменуя окончательный разрыв с древним знанием.

Все начинается сначала, но в гораздо более примитивной форме. Нужно ли объяснять, что надкусанное яблоко способно докатиться не дальше губчека?
Schreibmaschine von Hesse

роман,

который уже можно написать, но действие должно происходить лет через 20.

Гл. герой, который решает по каким-то причинам покончить с собой, хочет не только уничтожить себя физически, но и стереть визуальные следы своего пребывания на. Начиная с рождения, т.е. с начала тысячелетия, стараниями мамочки гл. героя, интернет наполнялся его фотографиями, и теперь нужно найти пароли или совершить хакерские атаки, чтобы все это стереть. Где-то в середине, наткнувшись на какое-то пронзительное свое изображение, он должен, видимо, одуматься и увидеть свою жизнь совсем в другом, контровом свете. Если нужен, конечно, хеппи-енд, а он не помешает.

Хороший экзерсис для стилиста средних способностей, не умеющего выстроить сюжет и прибегающего поэтому к технике пэтчворка. Дарю, если что.
Schreibmaschine von Hesse

наше все и еще немножко

Единственный параллельный исторический сюжет, который меня способен сейчас увлечь, - Пушкин за границей.
Не в Арзруме, этом почти русско-восточном базаре, а вполне на западном западе.
Тут возможны разные повороты. Так, видимо, и нужно строить роман - разгантенбайнить его, распараллелить до состояния нескольких мелких повестей или даже длинных рассказов.

Примерно:
1) Д. наглеет, Н. не отпирается. А.С. посылает обоих подальше, а прошение на высочайшее имя - поближе.
Разрешение получено. Мелькают открыточные виды, знакомства с великими и не очень. Через пару лет, возможно, возвращение в Россию, долгая жизнь мудреца. В гроб сходя, благословить некого.
2) Год этак 35-й. Венеция - грязная зловонная канава, Париж прогнил от сифилиса, старик Гете заносчив и безразличен, Жорж Санд и знать не хочет восточного нахала. Стих нейдет. Как там женка? Возвращение в Россию. Д.
3) Год toujours 35-й. Н. не отказалась ехать. Проводит все время в модных лавках, вполне оставляя возможности дла уединений всякого рода. Вдохновение перехлестывает. Кажется, вот-вот сейчас будет достигнуто и постигнуто. Приглашение на обед к русскому посланнику в Париже. Там же голландский посланник проездом.
4) Венеция. Скука. Безденежье. Истории, стоящие за картинками, изучать недосуг. Это чужое и неинтересное. Ну раз уж здесь, то ладно. Веселые стишки, глуповатые, прости Господи. Но затем, чтобы написать такое, вовсе не нужно было уезжать из Михайловского.

Все должно быть написано очень близким письмом, современный взгляд через лупу, не упускающий ни бородавок, ни лоснящихся локтей.
Не от первого лица, иначе идея - иллюстрация моей теории поэзии - не обретет плоть.
Заняться этим сейчас не могу - много текущих проектов.
Если кому-то интересно - дарю сюжет. Но то должна быть мениппея, конечно. Нужно уметь написать за Пушкина его европейские стихи.
Если кто-то из коллег заинтересован в сотрудничестве - на это я как раз всегда готова. Такое делается помимо. В таком случае, на запись эту вешается замок, открывается новое закрытое комьюнити - и вперед! В окно! В Европу! А то и в Америку, если уж на то пошло.
Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Написана ли уже какая-нибудь проза про исторические исследования или разбор наследия какого-нибудь мастодонта посредством извлечения информации из безнадежно устаревшего ломаного компьютера?
Нео-археолог - это суперпрограммист.
Такое нужно писать новым высоким штилем.