Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Schreibmaschine von Hesse

Ах, мой милый Мартин

Запишу – не для памяти, для забытья, конечно – как прошли две недели. Выдал наружу – забыл.

 

Двух увезли, осталась третья, самая буйная и самая кудрявая. Весь сад засыпан разноцветным пластиком. Мною же и купленным за последние лет пять, чего уж.

Мне очень интересно наблюдать, как мои гены заползают во французские и немецкие пределы. Это очень хорошие гены, потому что я все еще могу наблюдать за процессом, несмотря на потоки адского ужаса, захлестывавшие меня, неомываемую, в течение всех моих жизней.

 

 

* * *

 

Я свалилась на 3-4 дня, и пора понять, что такое со мной уже было пару раз. Вначале отказывает голова, потом тело без конечностей. Наконец, когда начинают подгибаться ноги и невыносимо болеть руки, приходит понимание: это не старость и не неизлечимая болезнь. Это такая расплата за. Еще один день, и все пройдет. Нужно лежать в постели, спать и читать, читать и спать, и больше ничего не делать. Это не всегда получается, потому что вот кудрявая, допустим, навстречу дня. Но все равно, другой терапии нет.

 

 

* * *

 

Г. съездил навестить родителей умершего друга. Я принялась расспрашивать своими методами, не для того, чтобы проверить теории: я в них ничуть не сомневаюсь, а просто чтобы понять, что произошло, почему тридцатилетний, исключительной интеллектуальной силы (по рассказам) человек 30 лет умирает от скоротечного рака.

Очень странная история, или представляющаяся странной, потому что не на все мои вопросы нашлись ответы. Семья из пиренейской глуши. Отец – владелец небольшого плотницкого предприятия, мать – вначале социальный работник, что ли, потом – бухгалтер мужа, сейчас оба на пенсии. Двое сыновей. Оставшийся – крестьянин, это его путь, продукция – не био даже, а какая-то гораздо более ядреная. Ему кажется, что он понимает циклы и законы. Если напала тля, допустим, то скоро появятся божьи коровки и пожрут тлю. Растениям вьющимся, типа фасоли, не нужны искусственные подпорки, нужно сажать их вперемежку с высокими крепкими растениями, и всем будет счастье. Поля постоянно меняют насельников, так сказать, но никогда не остаются под паром. Земля должна работать непрерывно.

И покойный сын, философ. Обучаясь в пиренейской ЦПШ, написал письмо одному из видных философов, тот ответил и дал рекомендацию в лучшую парижскую школу. Отучившись в школе, молодой человек должен был пойти на следующую ступень, и тут случился облом: воспроизводить классическую философию наш студент оказался неспособен. Оценки были примерно двойками. Где-то он все-таки учился и дверь в ту школу, куда его не приняли, открывал ногой. Он ухитрялся даже, в бытность студентом совсем другого заведения, проводить в школе конференции, приглашая вполне серьезных взрослых философов. Как это ему удавалось – никто не знает. Также никто не знает, как и где он одевался как денди (главный в Париже) в специально сшитую для него одежду, где брал деньги на прогулки в лимузине с шампанским. Сюда же следует отнести дальние поездки, эксперименты с наркотиками (минимум аяуаска в джунглях Амазонии) и пр.

Почему так получилось? Мое мнение со стороны, примерно, таково. Данные, безусловно, были. Но был также бесконечный хаос и беспорядочные метания в разные стороны. Не было мэтра и системы ни на каком из этапов. Что мы должны делать – люди, на головы которых падают те самые короны? Если вести себя неправильно, то не сносить не только короны, но и головы. Чем больше тебе дано, тем больше нужно работать. Младший это явно понял, при своей внешней приземленности, а вот старший – нет. Если же ты ленишься, носишься лишь бы куда и делаешь коктейли из шампанского с аяуаской, будь добр освободить местечко. В этом мире не так много энергии. Несмотря на солнце над головой. Несмотря на ветряки и термоядерные реакции.

Дикси.

 

Schreibmaschine von Hesse

Лингво-философия

Уже несколько месяцев ставлю над собой безобидный эксперимент: к имеющимся языкам на duolingo прибавлены три с адскими системами письма: хинди, арабский и китайский.

Хинди – понятно зачем: обуздать деванагари, иметь средство коммуникации (если эта адская корона, наконец, закончится демократией) и подобраться к санскриту.

Арабский – ну почему нет, если корни уже знакомы.

И китайский – заодно, у меня раньше не было опыта с иероглифами.

Основная же цель – философия, диктуемая языком, и тут китайскому языку, конечно, нет равных. Смотреть, как устроены иероглифы, из каких составляющих, и как из них производятся новые понятия – это не банальный переход количества в качество. Это новая философия, которая играет головой как мячом. Допустим, иероглифы «запад» и «восток», составленные вместе, дают, если не ошибаюсь, слово «вещь». Какой вывод мы из этого делаем? Размазанность, недосягаемость, универсальность рано или поздно материализуются тем или иным способом. Каким именно – об этом речь пока не идет.

Я не думаю, что дойду до каких-то заметных высот в любом из перечисленных языков, и не уверена, что наберу материала на небольшую книжицу, но пока смотрю в этот калейдоскоп и мне любопытно.

 

Постскриптум. Еще у меня тамильский и арамейский по книжечкам.

Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Лидеры двух главных стран часто - едва ли не доппельгангеры.
Трамп и Путин - тролли, паяцы, оттягивающие внимание на себя и отвлекающие от главных дел.
Возможно, Байден и Путин будут приличными пожилыми людьми?
Schreibmaschine von Hesse

мао в мерседесе

Я просила горсточку риса и сами знаете чей портрет. Получила целую пекинскую утку (правда, маленькую, вдвое меньше наших гормональных кур) и цитатник Лао Цзы.

Меж тем, пришло приглашение на тест-драйв нового мерседеса, который сам ходит в фейсбук. Если еще и в твиттер могёт, костьми лягу - закажу себе такой и смогу наконец писать правильные вещи в правильном месте.
  • Current Mood
    working, а то
alienor

Базель, дом Бернулли-Эразмуса

Случилось побывать в доме математической семьи Бернулли на Надельберге. Он же дом Эразма Роттердамского, который - совсем неплохо - жил в изгнании в Базеле, и в Базеле же и умер. Здесь, в статье, приведен далеко не полный список утвари, привезенной Эразмом в Базель. Он занимал этот дом и еще, для склада, соседний.

Дом частный, доходный, четырехэтажный. В первом этаже - книжный магазин, в верхних - по одной квартире на этаже. Апартамент, в который удалось проникнуть, на третьем этаже. И, оказывается, это просто замечательно, потому что из окон открывается лучший вид вообще. Я очень люблю Базель, и жила в нем, и много видела, но тут все-таки - идеал.



Видно все: Ратхаус (в центре), Мюнстер (справа), Мартинскирхе (слева; кажется, это она). И крыши, конечно, Базель диктующий.

Если смотреть чуть в сторону, из другого окна, то холмы на горизонте - уже Германия: Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

о тяжелом или вечная тема

Есть средняя пухлая зона нормальности мнений - ооочень обширная и очень средняя. В сущности разнообразная, но ограниченная. Попавший в нее неофит, едва закончивший первоначальное обучение, полагает, что конца нет. Чаще всего с этим мнением ему жить жизнь, с ним же и умирать.
Тем, кто сверху, говорить с теми, кто посередине, тяжело до чрезвычайности. Средние чувствуют девиацию высших, но воспринимают ее не как высокое нечто, а как низкое, недоросшее, говорят свысока, да еще благодарности требуют.

Себе: научиться всякий раз задавать собеседнику вопрос: готов ли ты пойти наверх? Да-да, я вижу, вот он потолок, но вот и люк в нем. Я могу рассказать тебе многое или, по меньшей мере, подсказать, где лестницы лежат. Если да - слушай меня и не спорь. Не спорь, слушай. Я говорю, не ты. Если нет - до свидания, даже прощай. Как ни печально.
Schreibmaschine von Hesse

о девичьем не по-девичьи

Платья какие-нибудь с кружевами носятся после джинсов совсем не так, как носились они, когда никаких джинсов еще в помине не было.
То же самое с длинными волосами после модельной стрижки. Вроде бы совсем-совсем похожа девушка на ирландскую принцессу, если забыть, что ее 10 лет насильственно стригли под каре.
Возвращение к истокам в современности означает альтернативу, свободный выбор: можно продолжать разгуливать в штанах, а можно откопать где-нибудь прабабушкино платье или сшить по фасону. В прежние же времена те же наряды и прически, которые мы ныне воспроизводим как правильные в противовес быстротечным веяниям века, означали безальтернативность, выбора не было.
К чему я это все? Неужели в пользу революций и дизайна-однодневки?
Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Стоит подружиться с кем-нибудь, порассказать чего-нибудь, и неизбежен вопрос: а что ты делала в такие-то годы? Где твои песни, вершины, восторги тех, самых правильных лет?
В такие-то годы, - откровенно отвечаю, ибо другу, - я умирала.
Простреливает недоверчивым взглядом: при моем-то нынешнем цветущем виде! - От чего?!
Какая разница, от чего? Когда умираешь, то просто умираешь, стираются латинские когномены болезней .
О главном я молчу поэтому. О том, что я не только умирала, но и.