Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Schreibmaschine von Hesse

где мои ножные браслеты? и кольца?

Вторая неделя на новом проекте. Все еще хуже, чем обещано. 32 программера, как есть, на посту. Но ничего не сказано про как минимум полстолька аналитиков. И вот сидят они такие, в джинсах, одни мужжики. Приходит фифа, непонятно откель, в платье, к тому же иностранка, с жестким акцентом, первоначально проходящим за легковесно-италианский. Ну и варяги нам зачем и енти персиянки?

50 человек в подчинении. Я не менеджер, я мозг. Если я эту хрень завалю, шарашка реально потеряет миллионы. Мне совестно все-таки.

Я в очень хорошей форме, ТТТ. И вот какие бесы мне подстроили ЭТО?
alienor

Записки задом наперед - Стамбул - 1

Начало и конец отсутствуют. Ни каллиграфической литеры вначале, ни уверенной точки в конце. Когда подлетали, было уже темно. Когда улетали – настолько серо, что даже самый острый взгляд был обречен на близорукость.
Синхронные записки не возможны тем более: определить хронос и топос не получится. Нет ни верха, ни низа; ни запад, ни востока; ни краткотечности, ни вечности. Один морок, неволшебная сказка, жесткий ежедневный соблазн что-нибудь отринуть, не заметить, либо же апологетически воспеть, кося бегающим оком. Тем не менее, записки необходимы, хотя бы и без начала и конца, хотя бы и задом наперед, в случайном порядке, ассоциативном хаосе, морском тумане.
Свежекупленный Коран подсказывает направление движения. Последняя страница становится первой и наоборот. Т.е., в сущности, порядок не важен. Симметрия важнее. Повсеместность связей. Она же убийственнее.

Голубая мечеть – идеальный (издали идентичный, вблизи не вполне) двойник Айя-Софии. Они стоят по обоим концам длинной площади, имя которой Ипподром. Одна Айя-София рядом с Ипподромом – это уже изрядный бурлеск: в римских городах стадионы были вдали от центра. Добавка же квази-двойника превращает целое в совершеннейший карнавал.
За то, видимо, и поплатился султан-декадент Ахмет, повелевший (зачем?) строить двойника рекордными темпами. Почти каприз Феодоры, по первой профессии, как известно, актрисы. За то и лишь слегка опоздал в клуб 27-летних. Умер двадцати восьми лет, когда Голубая мечеть уже стояла.



Ипподром. Ближний минарет - от Голубой мечети, дальние - от Айя-Софии. В центре - обелиск Феодосия: верхняя треть египетского на византийском пьедестале.


Гигантский, от первого кусочка римской смальты и до последней чашки кофе, спектакль – таков смысл этого города.
Главную роль в нем играют декорации, которые подбирают актеров и пишут либретто: этот спектакль музыкален. Хор составляют крики котов, чаек, муэдзинов, перекрывающие обычный городской шум.
Если ты прожил жизнь в этом городе, возвратишься в него чайкой или котом. Если заезжал когда-то, тысячу лет назад, обречен, пожалуй, на близорукий человеческий взгляд.
Тогда покупаешь голубой глаз от сглаза (их производят, в основном, цыгане из старых бутылок), и смотришь на все сквозь него. Увидится многое.