Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Schreibmaschine von Hesse

ко дню учителя, что ли

Глупый студент - катарсис для преподавателя.

Первый курс, анализ. Гоню, стало быть, спич: тут производная, тут еще одна, приводим подобные, упрощаем и - вуаля! - выраженьице.

Студент спрашивает: "Откуда взялся икс в кубе?"

Захожу на второй круг, увеличивая количество деталей: производная такая, производная сякая, тут - посмотрите - в числителе и знаменателе возникает тот же множитель и пр. Понятно? Не понятно!

Дело привычное, проверяю осанку, вдыхаю поглубже. Через масочку, ага. В этой же производной - синус, гляди-ка, а тут уж логарифм. Студент меня перебивает, не дождавшись финала. " А куб?"

После небольшого разбирательства выяснилось, что настоящий вопрос звучал не "Откуда взялся икс куб?", а "Что такое икс куб?" Это в первом классе учат, да?

Тут уж я не теряюсь, а сразу перехожу на деньги, как учил более опытный товарищ.

- Что такое 10 рублей, знаете?
- Знаю.
- А трижды по десять?
- Знаю.
- Так вот, десять в кубе - еще лучше. Гораааздо лучше.

Надеюсь, все-таки смогу хоть сколько-то вправить им мозги.
Schreibmaschine von Hesse

Ах, мой милый Мартин

Запишу – не для памяти, для забытья, конечно – как прошли две недели. Выдал наружу – забыл.

 

Двух увезли, осталась третья, самая буйная и самая кудрявая. Весь сад засыпан разноцветным пластиком. Мною же и купленным за последние лет пять, чего уж.

Мне очень интересно наблюдать, как мои гены заползают во французские и немецкие пределы. Это очень хорошие гены, потому что я все еще могу наблюдать за процессом, несмотря на потоки адского ужаса, захлестывавшие меня, неомываемую, в течение всех моих жизней.

 

 

* * *

 

Я свалилась на 3-4 дня, и пора понять, что такое со мной уже было пару раз. Вначале отказывает голова, потом тело без конечностей. Наконец, когда начинают подгибаться ноги и невыносимо болеть руки, приходит понимание: это не старость и не неизлечимая болезнь. Это такая расплата за. Еще один день, и все пройдет. Нужно лежать в постели, спать и читать, читать и спать, и больше ничего не делать. Это не всегда получается, потому что вот кудрявая, допустим, навстречу дня. Но все равно, другой терапии нет.

 

 

* * *

 

Г. съездил навестить родителей умершего друга. Я принялась расспрашивать своими методами, не для того, чтобы проверить теории: я в них ничуть не сомневаюсь, а просто чтобы понять, что произошло, почему тридцатилетний, исключительной интеллектуальной силы (по рассказам) человек 30 лет умирает от скоротечного рака.

Очень странная история, или представляющаяся странной, потому что не на все мои вопросы нашлись ответы. Семья из пиренейской глуши. Отец – владелец небольшого плотницкого предприятия, мать – вначале социальный работник, что ли, потом – бухгалтер мужа, сейчас оба на пенсии. Двое сыновей. Оставшийся – крестьянин, это его путь, продукция – не био даже, а какая-то гораздо более ядреная. Ему кажется, что он понимает циклы и законы. Если напала тля, допустим, то скоро появятся божьи коровки и пожрут тлю. Растениям вьющимся, типа фасоли, не нужны искусственные подпорки, нужно сажать их вперемежку с высокими крепкими растениями, и всем будет счастье. Поля постоянно меняют насельников, так сказать, но никогда не остаются под паром. Земля должна работать непрерывно.

И покойный сын, философ. Обучаясь в пиренейской ЦПШ, написал письмо одному из видных философов, тот ответил и дал рекомендацию в лучшую парижскую школу. Отучившись в школе, молодой человек должен был пойти на следующую ступень, и тут случился облом: воспроизводить классическую философию наш студент оказался неспособен. Оценки были примерно двойками. Где-то он все-таки учился и дверь в ту школу, куда его не приняли, открывал ногой. Он ухитрялся даже, в бытность студентом совсем другого заведения, проводить в школе конференции, приглашая вполне серьезных взрослых философов. Как это ему удавалось – никто не знает. Также никто не знает, как и где он одевался как денди (главный в Париже) в специально сшитую для него одежду, где брал деньги на прогулки в лимузине с шампанским. Сюда же следует отнести дальние поездки, эксперименты с наркотиками (минимум аяуаска в джунглях Амазонии) и пр.

Почему так получилось? Мое мнение со стороны, примерно, таково. Данные, безусловно, были. Но был также бесконечный хаос и беспорядочные метания в разные стороны. Не было мэтра и системы ни на каком из этапов. Что мы должны делать – люди, на головы которых падают те самые короны? Если вести себя неправильно, то не сносить не только короны, но и головы. Чем больше тебе дано, тем больше нужно работать. Младший это явно понял, при своей внешней приземленности, а вот старший – нет. Если же ты ленишься, носишься лишь бы куда и делаешь коктейли из шампанского с аяуаской, будь добр освободить местечко. В этом мире не так много энергии. Несмотря на солнце над головой. Несмотря на ветряки и термоядерные реакции.

Дикси.

 

Schreibmaschine von Hesse

О службе

Прошло уже полтора месяца преподавания, и я доскакала до осенних каникул. Ура!

Все идет как по маслу, вот просто как по маслу. Несмотря на огромный перерыв в этой деятельности, специфику французской математики и тяжелый режим вначале.

Я стартовала с нулевой, повторительной недели: с девяти до пяти каждый день, пять дней подряд. Это много, очень много преподавания. Встать с постели, отбарабанить материал, упасть в постель и все по кругу. Живьем, не по видео, поскольку группа маленькая. Но в маске. Теперь нагрузка постепенно убывает. Я очень-очень надеюсь, что не сойдет на нет, что школа продолжит существование, и мне продлят контракт.

Иначе – это уже решено – в шарашку я все равно не вернусь. Я не знаю, где и как буду зарабатывать, но только не там. Сейчас, когда голова уже немного прочистилась и восстановилась, я не очень могу понять, как же так получилось, что с моим всем я дошла до жизни такой. Да, не было денег, да, не было другой работы, да, было больше обманов, чем гонораров, да, в конце концов, можно было попробовать, ибо где-то в глубине души теплилась надежда, что инженерный мир устроен разумно, способные люди мигом выскакивают наверх с соответствующим вознаграждением и пр. На самом же деле эта шарашка оказалась лучше советской только тем, что в ней не было открытых партийных собраний, но взамен имелось много другого прекрасного.

Беда шарашек не только во внутренних войнах, не только в том, что время безнадежно уходит сквозь пальцы, не давая никакого, ровно никакого материала для литературы (я не Хейли и не Амели, прошу прощения, Нотомб). Беда в том, что от проекта к проекту нужно блуждать по новому заколдованному лесу и пытаться понять, прячется ли за этим накопившимся за десятилетия хаосом хоть какой-то порядок. Потому что новые проекты (build) редки, чаще нужно поддерживать и модернизировать старые системы, иногда сорокалетней давности. Логика чаще всего обнаруживается, но очень извращенная логика, не имеющая никакого отношения к академической строгости и необходимости.

К чему я веду – а вот к чему: я рада вернуться в академию и избавиться от всего кривого и косого, ядовито-пыльного, с гигиканьем проносившегося через несчастную голову. Это, мягко говоря, не совсем моя отрасль, но правда в том, что совсем моей не существует. Я занимаюсь одновременно массой вещей, которые обычно делаются по одной, с тяжелыми границами между. Мне было бы не по себе и на филологии, коей, если глядеть на последний диплом, мне следовало бы заниматься. Идеал, конечно – сидеть дома и писать книги на те темы какие хочется. Но я все дальше отрываюсь от потенциального читателя. Никто меня не понимает, но гибнуть я не собираюсь. Я рада повторить математику и, возможно, все-таки напишу между делом книгу о ее философии – труд, о котором задумывалась еще в первой докторантуре. Но тогда не нашлось единомышленников (нужен, конечно, соавтор, я не профессионал), а теперь, может, и найдется.

Но сначала следует окончательно привести в порядок себя и романы en cours.

Стало быть, учитывая все вышеизложенное, придется жить долго.

Schreibmaschine von Hesse

Облики кошмаров

Если я выживу и выдержу, если удастся уйти из шарашек своими ногами и никогда больше не увязать, они все равно просто так не отпустят. Следует ожидать серию ночных кошмаров, как уже было с лагерями, школой (особенно яркими представали безобидные уроки белорусского языка, от которого я вообще-то была освобождена) и сов. шарашкой.

Я не раз задумывалась, в каких образах предстанет актуальная ситуация. И вот случился первый опыт, без отрыва, так сказать, от производства. Приснился коллега К. - единственный тут подловатый, со склонностью к лести и стуку. Я отошла за кофе, а он взломал пароль и влез в мой служебный комп, и открыл все приватные, не относящиеся к службе окна, все больше кириллические. Я пытаюсь их закрыть, а они все выскакивают, выскакивают, крестики в углах экранов только ухмыляются розовым цветом, все это видят, а К. потирает руки в углу кабинета.

Сон принес и решение: заменить пароль, в котором, на фоне разных закорючек фигурирует Poste на Poczta, и никто никуда не пролезет.
Schreibmaschine von Hesse

по следам наших публикаций

Мария (и) Магдалина сегодня в Варшаве:



Сестра заплела им одинаковые косички (я так не умею, сама лохматая, и дочки лохматые), на фоне которых отчетливо видно, что обе - чингизидские принцессы отборных кровей.

Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

дежа вю

По чужому бардаку и отчасти подлости оказалась в дурацком подвешенном состоянии и вдруг сообразила: ведь подобное уже однажды было.

Collapse )
alienor

окситанский VS французский

Конспективно к этому.

Нужно отдать должное французскому духу - он уникален. На сплаве многочисленных малосовместимых культур возник резонанс, эффект бинарного газа, если угодно. Результат - слишком зачищенный на мой вкус, слишком поверхностный, слишком оторванный от корней, ибо они разнородны, а речь идет, как сказано, об относительно молодой культуре, обоснованно претендующей на уникальность.

Окситанский дух - живее, бодрее, эстетичнее (впрочем, это субъективно), несколько вульгарнее - чего уж тут? и... общее. Окситанский = романский, постримский. Италия и Испания не в последней степени обязаны национальным колоритом подпадению Окситании под французскую власть, образованием лакуны в едином романском пространстве. Окситания же была этого пространства хребтом.

Окситанский дух на территории нынешней Франции зачищался двумя способами: мирным и военным. Имеется в виду брак Альеноры с Луи VII и альбигойский крестовый поход. Больше всего досталось крупным городам и, особенно, мирному Бордо. Окситанский дух в нем зачищен до основания, французский чужд и натужен.

Именно поэтому я недолюбливаю этот город. Даже я, со всем своим нюхом, со всеми своими четырьмя глазами, не чувствую ни-че-го.