Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Schreibmaschine von Hesse

Nie pij wódki

Когда умерла мама, на поминках, ее коллеги влили в меня рюмку водки.Подействовало немедленно – я уже несколько дней ничего не ела.

Ночью я заснула – тоже впервые за неделю, что ли.

Явилась мама, из недалеких каких-то сфер. Она была молодая (это ее сущность) и испуганная (из-за того, видимо, что успела узнать).

Она стояла в тумане и постоянно повторяла по-польски «не пей водку». Это оказалось моим единственным напутствием.

С тех пор я так и не расшифровала эту фразу. То ли водка – именно водка, то ли это собирательное название любого алкоголя. И почему? Какой-то обход главного, какая-то в сущности глупость.

Водку я не пью, но вино пью, и за много-много лет так ничего и не поняла.

Schreibmaschine von Hesse

Cahors / Кагор

Кагор – город, известный двумя главными достопримечательностями: кафедралом и мостом. Ожидаешь увидеть их рядом, в старой части города, но они совсем в разных местах. Река Лот сильно изгибается, город расположен в излучине. Кафедрал – с одной стороны реки, мост – с другой, чтобы к нему дойти надо пересечь весь город. Половина пути – через старый город, вторая половина – через новый, относительно новый, конечно.

Еще тут есть плотный галлоримский слой, который немного запрятан, но все-таки гораздо более сохранен, чем, скажем, в Бордо. Причина ясна и неоднократно описана: город позахудалее в этом смысле всегда побеждает. Многие вещи параллельны. Допустим, священный фонтан/источник Дивона, который в Кагоре худо-бедно сохранился, в Бордо безнадежно отсутствовал уже в раннем средневековьи. Имелся и амфитеатр – руины видны в одном из подземных паркингов. Но мы стояли снаружи, и у нас была только пара часов.





Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

Pape Clément

Благодаря гостям выбрались в недальнее шато Папы Клементия. Строение красивое, но в силу своей неоготичности к так называемым “châteaux clémentins” может быть отнесено только формально.

Итак, по порядку. Клементий V, первый из авиньонских пап, в миру Бертран де Гот, был местным уроженцем, весьма богатым и знатным, владел не меньше, чем пятью замками. Вдобавок, когда он стал бордоским архиепископом, его братец презентовал ему тот самый кусок земли, о коем мы сегодня рассуждаем. Земля была засажена виноградом, и новый архиепископ рьяно следил за процессом. Даже став Папой и отъехав на восток, продолжал давать распоряжения насчет винопроизводства. На участке было выстроено нечто, недо-шато, где архиепископ иногда ночевал.

 

В шато имеется слепок с надгробного изваяния Папы Клементия с восстановленной (по другим изображениям) головой. Оригинал – в городке Юзест неподалеку, там голову снес восставший народ.

 

Collapse )

 

Schreibmaschine von Hesse

Пикассо - голубой и розовый периоды - Базель

Цвет периода зависит, оказывается, от внешних событий. Смерть призывает к жизни синь (самоубийство на любовной почве близкого друга), любовь – розовый цвет (Мадлен). Когда же все это, примитивно жизненное, заканчивается, на явь вылезают античные мотивы, чтобы резко преломиться на выходе во вполне взрослую жизнь. Авиньон и есть символ надлома, а как же.

Заведенный новый блокнот с золотым обрезом и в арлекинном стиле пригодится в Риме.





Collapse )







Schreibmaschine von Hesse

о имена, о нравы

24/04

Новые времена приносят новые имена, которые прежде не присутствовали или, во всяком случае, не доминировали. Допустим, имя Мари-Жозе. Редкое, с каталонским привкусом. Так вот, сразу две. Даже с половиной: плюс просто Жозе. Или Патрисия. Все мы, конечно, знаем стареющую мадемуазель, поющую блюз. Но в непосредственном окружении? Сразу две.

* * *

Как водится, я там единственная экзотическая птица, и меня спрашивают откуда и чего. Страна – не то, чтобы неэмигрантская, но отрасль – да. Если спрашивают, учуяв акцент, на улице, посторонние случайные люди, я обычно отшучиваюсь слишком сложным происхождением, что есть абсолютная правда. В шарашке приходится вдаваться в минимальные подробности. Обычно говорю: этническая полька, рожденная в сэсэсэре, родной язык – польский, лучший язык – русский. На самом деле, все гораздо сложнее, но дальше уж по мере и в зависимости.

По этому поводу мне представили Моник – чистокровную этническую польку, выросшую во Франции. Теперь коллеги наверняка вычиляют усредненный габитус этнических полек, а это сложно. Пани Моника – маленького роста, кругленькая.
Говорит, что не говорит, но на самом деле вполне себе свободно говорит. Фамилия вполне на «ская», еще в женском варианте. От поколения к поколению женский род в славянских фамилиях незаметно испаряется. Чуть поболтали.
Через час-другой, за кофе, коллеги смотрят в окно и говорят: «Интересно, чем там Моник торгует?» На паркинге распахнут багажник большой машины, вокруг копошится народ. Ладно, думаю, наверное, это другая Моник, здесь же все редкие имена – парами. Меж тем, гадания продолжаются.

Вино? – нет, не вино, нет бутылок и ящиков. Фуагра? Тоже коробки должны быть. Наверное, косметика, - пытаются сообразить коллеги. Толпа внизу потихоньку рассосалась. Та самая круглая фигура, еще круглее при виде сверху.
Быть может, речь не шла о мелкой наживе, а наоборот: имея доступ к товару по оптовым ценам, пани оказала услуги коллегам. Но все равно, деньги-товар-деньги- товар-деньги. Лучше бы сменила фамилию на Дюмарше.