Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Schreibmaschine von Hesse

конец эпохи

Отправила роман пока что на родственное чтение. Если все в порядке, через пару месяцев пойдет друзьям и другим заинтересованным лицам. И еще через несколько месяцев, Бог даст, в публикацию. Чувствую себя гением, коим и являюсь.

Завтра попытаемся выехать попутешествовать. Посмотрим, удастся ли пересечь границу.
Schreibmaschine von Hesse

Nie pij wódki

Когда умерла мама, на поминках, ее коллеги влили в меня рюмку водки.Подействовало немедленно – я уже несколько дней ничего не ела.

Ночью я заснула – тоже впервые за неделю, что ли.

Явилась мама, из недалеких каких-то сфер. Она была молодая (это ее сущность) и испуганная (из-за того, видимо, что успела узнать).

Она стояла в тумане и постоянно повторяла по-польски «не пей водку». Это оказалось моим единственным напутствием.

С тех пор я так и не расшифровала эту фразу. То ли водка – именно водка, то ли это собирательное название любого алкоголя. И почему? Какой-то обход главного, какая-то в сущности глупость.

Водку я не пью, но вино пью, и за много-много лет так ничего и не поняла.

Schreibmaschine von Hesse

Nora m’a donné cette peluche.

What is this stupid thing:

Nie chcę pzejść do innego ciała.

Was ist passiert hier? Ich hab’ nur ein bisschen Schade für die Leere.

Только очень смешная докука,

Очень мало имущества и любви невозможно мало.

Ja mam diesiątek dusz, nie wiem, która jest pierwsza,

Która najlepsza jest, nie znam.

I have ten souls, but only one crown.

Куда бы ни разлетелось воронье,

Приземлится поближе.

Саба, что ты писал на другом языке, не похожем.

На похожем, но очень другом.

זיידע, דאָס איז מאָדנע.

אתה לא תזהה אותי בדרכי העולם.

He don’t recognize me, I don’t either.

Пуля (сердце? Иль голова?) сбивает с толку.

Грешник и мученик – что победит при расплате?

It happened to me to learn too much.

यह मेरे लिए बहुत कुछ सीखने के लिए हुआ।

Мой шаг похож на полузнакомую речь.

خطوتي مثل نصف لغة مألوفة.

На язык – мой диббук, проросший сквозь ветви,

Смешавшийся с соком, который и без того не кристаллен,

Выбивающийся в унисон из любого хора,

Звучащий соло.

Posso dire di più, ma in qualche modo sto zitto.

Ни меня, ни его, ни игрушек,

Плачет Нора.


===========
* Идиш, иврит и арабский перевернуты, я знаю. Но ворд и без этого бесится.

Schreibmaschine von Hesse

Via Fati all the time

Так получается, что новопреставленный – не кто иной, как мой герой Аристарх.

Родился на Керкире, сложными путями оказался на варварском острове, где женился на варварской же принцессе – уж той, какая была.

Правда, не рыжий головой, но кто сказал, что «пирокефалос» значит «рыжий»? то только одна из трактовок, ричем самая примитивная.

Конечно, заметить это должна была не я, но ничего, придет и это.

Пока же, God save the Queen.

 

Schreibmaschine von Hesse

Облетевшие листья

Я добралась до двухнедельных каникул и даже ликвидировала огромную задолженность по проверке домашек.

Вот чем, в частности, я занимаюсь сейчас: разбираю старые записные книжки, периода шарашки. Это очень грустное занятие. Красивые (я за этим слежу) старые книжки, начатые еле-еле. Я уже никогда не смогу их продолжить – это чужие книжки. Какие-то стилизованы под монастырские in-folio, какие-то – просто в коже, на бумаге под веленевую. И все чужие.

Вот как оно каждый раз было. Заводилась новая, что-то интересное в нее записывалось, а потом начиналось: скандал в шарашке, провал здоровья, тупое забытье и какое уж тут вдохновение. Через несколько месяцев я говорила себе, что вот сейчас-то наконец пойдет, несмотря на шарашку, и открывала новую тетрадь, но пойти ничего куда не могло, кроме меня в царство Аида. Да вот, сижу сейчас над этим всем. Вроде и выбралась, но разглядывать этот пепел невыносимо.

Не понимаю толком, что сейчас с этим делать. Эта потеря, потеря четырнадцати лет, восполнима ли она?

Что-то сердце болит. Об овдовевшей королеве и своих записных книжках.

Schreibmaschine von Hesse

Languages etc.

 

1)      Записаласъ в комьюнити по обмену языками. Там нередки записи от лиц магометанского происхождения, вроде: «Ищу девочку, чтоб улучшить английский». Комменты сыплются примерно такого толка: «Что за сексизм, с мальчиком тоже можно заниматься английским». Люди, пишущие такое, не в курсе, что такое бытовая культура. Это не мальчики пишут, желающие приударить, а девочки, для которых любой контакт с чужим мужчиной, даже виртуальный, способен, как минимум, подпортить репутацию.

2)      Еще записалась в пару польских комьюнити. Все-таки это мой родной язык, и нехорошо игнорировать соответствующую культуру. Что я вижу? Все как всегда: культура очень сильна и очень интересна, но практически полностью замкнута сама на себя. Допустим, сообщество исторической литературы. Сколько-то мелькает переводного, но ничтожно мало. Цитируемые книги – практически сплошь польские, причем посвящены общемировым темам, иногда достаточно частным: узкие периоды истории, специфические народы и пр. Что-то из этого переводится, но очень-очень мало. Так что мое давнее мнение не изменилось: в культурном отношении страна работает сама на себя и не чувствует от этого дискомфорта. А я, наверное, чувствую. Из-за этого и эмигрировала в мир, а не в Польшу.

3)      Когда-то у меня был свободный иврит, а теперь – все, ушел. Я принялась его восстанавливать с целями и без. Идет как по маслу, без ошибок вообще. Если и будет ошибка, то в английском, где забуду какое-нибудь do в вопросе доставить. Или не забуду, просто у составителя курса другое мнение. Если я восстановлю иврит до свободного, у меня будет 6 свободных языков, это уже официальный поли-. Вот кто же знал в детском саду на улице Свердлова?

Schreibmaschine von Hesse

Калиспера

Единственный период, когда я интенсивно ходила по косметическим кабинетам – предпоследняя из последних стадий маминого рака. В этом было что-то инстинктивное, автоматическое. Мама бессильно ругалась, что я могла бы ее больную не оставлять. Я и не оставляла, только вот за этим. Я уходила часа на три и там, в пару и дыму, в химических запахах оказывалась на совершенно нейтральной территории – ведь туда же ходят беззаботные дамочки, отчасти бездумные, вот я такой и была. В дыму этом, с волосами, подвязанными полотенцем, я казалась себе очень красивой, но радости это не вызывало – я ходила не за красотой.

Посещения стоили немало, но, как ни странно, именно в этот период у меня не было ни нужды в деньгах, ни подотчетности.

Процедуры той поры, конечно – не чета нынешним, но и они сработали, лицо стало гладко-кукольным. Посреди траурной процессии розовым золотом сияла моя физиономия. Я была уверена, что такое преображение – к смерти.

Хоронили на блатном кладбище, закрытом. Рядом была еще одна вырытая могила, не занятая, для следующего блатного-платного клиента. Теперь я ходила уже не в косметические кабинеты. Когда через пару недель пустую могилу закопали, я поняла, что придется как-то жить.

Schreibmaschine von Hesse

Враг наносит (последний?) удар

Я, конечно, понимала, что выбраться из шарашечки я смогу, в лучшем случае, ползком и с мордой, разбитой в кровь.

И вуаля, вуаля. Шлют мейл. Сделай, мол, отсутствующие time-fucking-shit’ы (а я в отпуске уже месяцев семь), сдай наушники и какой-то переходник и заполни еще десяточек опросников.

Про опросники было ясно априорно, наушники – еще ладно, хотя казенных наушников у меня отродясь не было, но time-fucking-shit’ы, когда компьютера уже нет, а пароля совсем нет – это серьезное покушение на мое здоровье, в т.ч. ментальное.

Думаю, я все-таки вкачу какой либер про шарашку в жанре злой, бесконечной сюрреалистической сказки. Наверное, этого от меня и захотели сегодня духи.

Schreibmaschine von Hesse

он фабрика или?

Посчитала романы Кристиана Жака - 170, примерно, если не сбилась. Притом, что сам еще вполне жив и активен (70+). Т.е. больше 3-х романов в год.
Оказывается, помимо египетских опусов есть еще огромная куча детективов. В самой длинной серии их больше 50.

Вот как такое возможно? Понятно, стиль - так себе, ошибки исправит редактор. Но все равно, я в растерянности и, немножко, зависти. У меня на роман уходит 5-10 лет.