?

Log in

No account? Create an account

Achilleion

На дворе 18-й год, и надо было бы, конечно, съездить в Вену. Потому что сто лет тому умерли Климт, Шиле и все-все-все, и это только одна из ипостасей краха. Но Вены в этом году уже явно не будет, поэтому я радостно обошлась эрзацем, который бы иначе, может, и проигнорировала, потому что это несомненный кич.

Кич проникает козьими изящными тропами в пустые места, где и окапывается. Это уж потом туда вкручиваешься в толпе на машине и, попадая в эпицентр, не можешь от машины этой избавиться.

Дворец строила императрица Сисси (я писала о ней там и сям) уже после самоубийства крон-принца Рудольфа. До ее собственной смерти, на берегу Женевского озера оставалось 8 лет. Она же назвала звание Ахиллеоном, в честь своего любимого героя. Двойной фо-па. Во-первых, название нужно выбирать жизнеутверждающее и восхвалять лучше все-таки бога, а не смертного полу-бога. Во-вторых, виды для Керкиры – средние. Если бы у меня была возможность возвести дворец на этом острове, я выбрала бы другую локацию. По фэн-шую тут тоже все, подозреваю, плохо. Нет чувства, чувства нет. Остров правильный, здание - нет.

Уже после смерти Сисси, во дворце вполне живал Франц-Иосиф и, когда тучи совсем уже сгущались, спокойно раскапывал храм Артемиды в городе Керкире. Вот это в моем духе занятие. Если бы я была императором рушащейся империи, занималась, бы, наверное, примерно, этим: собственными руками извлекала из двухтысячелетней пыли барельефы.



гулять, смотретьCollapse )


Себя как в зеркале я вижу в 85 лет: с таро, песнями и плясками. Но можно обойтись без художественной седины.

 

Прародительница Е. (латынь) плодит только девочек.

Разлетаются, косы струятся по ветру.

Женихи из соседних (отчасти) племен

Неприветливы, малозаметны.

Им самим невдомек, что их к этим влечет

Королевнам из чуждого стана.

 

Мы явились какое-то время назад.

Мы вернемся опять, говорим наперед.

Что за вихри играют в ветвях молодого платана?

 

Женихи не важны. То земля под ногами поет.

Та страна – не твоя, да и эта чужая.

Этот мир интересен лишь тем, что он древний.

Вот он весь, без остатка ложится ковром

Под быстрые ноги твои, царевна.

 

Копыта стучат. Им ласково вторят браслеты.

Каблуки на военный фасон.

Прародительница Е. видит сон, как она молода,

И дела ей нет до премудростей бабки.

Из соседских источников хлещет вода.

От наследного зелья остались сухие остатки.

 

 

* * *

 

Прародительница Н. (условный иврит)

Говорит, что эра ее прошла,

Что мужчины – источник зла: научишь их добывать металл,

Вот и будут бренчать металлом.

Любимейший сын швыряет на небо ложных божков,

Возляжет с девицей – и был таков,

Ты ж, старуха, блюди бастардов.

 

Что ему чары твои – ничего.

Полно, мол, матушка, эта богиня мертва,

Все твои зелья – всего лишь сухая трава.

На западе ныне сияют другие лучи.

Жизнь пошла по-другому, кричи – не кричи.

Впрочем, вот тебе внуки: учи.

 

Перстни падают в пыль с исхудавшей руки.

Там, за дальним забором,

Дочь стирает в корыте мужские портки.

 

 

* * *

 

Прародительница И. (неприкрытая скорбь)

Не помнит имен детей.

Размышляет о том, как назвала б их сегодня.

Кто они были? Скорее, девы, косы змеились.

Куда подевались? Крутилась сводня, раздавала посулы.

Что тут скажешь? Достойный труд.

Все-таки: как же кого зовут?

Девы блуждают, бедняжки, одни.

Ветер легко шевелит облаками.

Так как же их звали?

Земля мертва.

Нет богов.

Сколько ни извергай слова,

Не вернешь ни детей, ни света.

На развалинах храма сидит змея.

Закутанный в плащ купец удаляется,

Так и не продав свои амулеты.

 

 

* * *

 

Патриарх подустал.

Пожелтела трава.

Баба что-то талдычит,

Пожалуй, права.

Только разве же суть в болтовне?

Эти зелья и жесты, и бешеный взгляд –

Это все уже было столетья назад.

Это все надоело и мне.

Жизнь проста: сей зерно,

Куй металл и молись по часам,

Как велел тебе жрец.

Если кто-то когда-то закон нарушал,

Всем известно, каким был конец.

Только уши заткнуть бы от шепота желтых,

Злых, сухих, ненавистных листов:

Что же, бывший юнец, так откуда пришел ты?

Беспощадно: куда ты идешь?

 

 

* * *

 

Прародительница Е. (куда ж без латыни?)

Бон кураж – не сдается, бредет по пустыне.

 

Это место отравлено ядом на тысячу лет вперед.

Люди не селятся рядом, трава не растет.

 

Все забыто: молитвы, родня.

Все занесено бурым песком.

Но навязчивый ветер приносит слова:

Мир, быть может, уже не на этом свете, но ты-то жива!

Ты жива, что-то яркое всюду мерещится ныне.

Солнце спряталось, пусть,

Но, возможно, имеет смысл

Этот проблеск внизу, в долине.

 

Это движение воздуха предназначено для тебя/меня

Известное не понаслышке возвращается

Точками, вспышками,

Выпадениями из дня.

 

В садике Washington Square Village, примерно, так





NYU тоже не отстает. Но нас не заткнешь пасторальностью.
ту матчCollapse )
19 апреля и дальше

Оставила дома буйно цветущую сирень, через 2 недели от нее не останется и следа.
Шарашка напоследок повеселила: со старого проекта отослали двух программеров, потому что работы таки нет, и это только начало. Ну что же, я не против получить назад часть бывших коллег. Заодно обнаружила, что секретарша сидит в коридоре. Наверняка наняли кризис-менеджера, и места секретарше рядом с начальником уже нет. Но пусть все они остаются подальше, где, собственно, и находятся. Я в отпуске. Я над океаном, на подлете к НЙ. Одна очень-очень юная американка связана со мной прямыми родственными узами.
Я ничего не планирую: никаких, конечно, музеев, минимум тусовок. Время, свободное от укачивания, купания и перемены памперсов – спать. Но география такова, что мой колясочный путь Бродвея не минует.

На 5-й авеню


Писала ли я уже об этом? Переход от НА к НЙ связан с предпочтением суши воде. Атлантическое – слишком сложное.


Новая девочка огромноока, очень милая. Внимательно разглядывает все вокруг. Все поражаются, насколько у новорожденного младенца осмысленный взгляд. И да, повторилась история, когда сбегается вся больница поглазеть на невероятной красоты младенца. Такое было надо мной в Гомеле, над моей дочерью Маргаритой в Беэр-Шеве и – вуаля! - над ее дочерью в Нью-Йорке. Хмм, кажется, мы идем вперед, по меньшей мере географически. Все три города, заметим, достаточно случайны.
И еще одна неизбежно-кармическое – неродной язык страны, в которой родился. В этом есть что-то вечное, от стандартно-иноземного присхождения царей и мудрецов, но теперь, да в нескольких поколениях подряд, такое редко, пожалуй. Может быть, даже уникально, учитывая, что языки и страны мелькают как кадры, но чувств у нас, мультилингв, по этому поводу не много.


Пишу католической ручкой в англиканском блокнотике. Laudare. Benedicere. Praedicare. В городе я ориентируюсь плохо, но мне туда, куда смотрит Гарибальди.
Молодой священник родом из Небраски, что ли. Пару месяцев назад впервые проехал на метро. Сов. власть обделила многим, но не подземкой. Подземелий было даже слишком много.


В нескольких местах Washington square продаются большие круглые значки «Trump resistance», 3 за 10. Целый пакет сока или молока из ближайшего супермаркета ка тройной знак сопротивления Трампу? Не, не махнемся.


Сосед по скамейке делает немецкие упражнения. Его дама читает немецкий роман. Мне тоже надо читать немецкий роман, но лень.


Негр несет костюм из химчистки в мешке с надписью «Mazel Tov». Ему таки мало.


В конце коридора живет бывший президент Танзании. Перед дверью сидит телохранитель или двое, подозрительно поглядывающих на всякого входящего в коридор. Но охраняют только, видимо, с 9 до 6, а потом уж как-нибудь сам отстреляется. Возможные комбинации:
- один телохранитель на стуле;
- двое телохранителей на стульях;
- один пустой стул;
- два пустых стула;
- трое негров по шесту проглотимши, один из них, видимо, сам президент или проверяющий.



Про lactation consultant по имени Бетти пока помолчу, второстепенных героев надо накапливать в кубышке. Но очень, очень колоритная персона. Случайные вот такие встречные, кстати, милы как на подбор, не выказывают ни капли пренебрежения прочим, провинциальным миром. Даже где-то нащупали мысль, похоже: правда не здесь, на этом континенте, и смысл тоже не здесь: здесь только суммарный ноль, нетральность.


Вроде бы в этом городе есть все, что надо: бесконечное разнообразие, бесконечная многослойность, и все-таки чего-то не хватает. Genii loci отсутствуют. Подозреваю, что они естъ, но индивидуальны, каждому живущему/странствующему положены свои. А мне не положено, поэтому и место представляется пустым. Тем лучше, иначе получилось бы, что жизнь выстроена неправильно. Она и так пошла не очень правильно, но могло быть еще хуже.


Но публику разглядывать все-таки интересно.
Символ города сегодня – высокая лощеная китаянка, в дорогом бежево-рыжем пальто, с дорогим бело-черным классическим нарядом под ним и с огромным бриллиантом на пальце. Это означает еще более откровенный отрыв от корней, даже если они какие-то за пару сотен лет и наросли. Она, может, бизнес-леди, может жена бизнесмена, может, и то и другое. Говорит по телефону. Аппаратик блестит, ловя редкий луч прорвавшегося мимо туч и небоскребов солнца.

Павия

Допустим, Павия. Задумавшись, куда бы отъехать из Милана, я очень обрадовалась, обнаружив неподалеку Павию. (Культурная история безусловно побеждает географию.) Чертозу, правда, пришлось оставить на другой раз: дни в феврале короткие, спать хочется. Но и города хватило вполне. Когда в первой же церкви, в которую заглянешь, натыкаешься на могилу св. Августина, то сразу, собственно, понимаешь, что место правильное, и еще много чего впереди.

Гробница св. Августина

Read more...Collapse )
Стоило взять 3 дня отпуска, чтобы слетать в Милан, и тут же случилась милано-неапольская буря. Меня свергли. Скрыться бы на острове до поры, да где ж его взять.

Милан в этом контексте совершенно не случаен. В обратном самолете практически рядом сидел директор проекта, оказавшийся не просто итальянцем, а самым что ни есть миланцем. Я никогда никого из шарашки не встречаю в своей истиннной жизни, а тут просто-таки знак. На следующий день миланец объявил мне, что, когда я съехала, к нему немедленно явился мой непосредственный подчиненный и пожаловался, что я не оставила ему работы. Конечно, а) инструкции были даны, на один день точно хватало и б) работы было, действительно маловато, такой период, на этот случай тоже даны были инструкции. Но, не дожидаясь моего возращения из Милана, миланец распорядился и свалил в Милан. Днем позже меня. А потом окликнул в обратном самолете.

Брехня, конечно, о чем я и сообщила, миланец задумался, но сказал, что все уже решено, и это для моего же блага. На мой пост заместитель не претендовал. На трон воссядет К, претендовавший изначально. А ты, сказал миланец, будешь заместителем, так спокойнее. Скузи, не буду, ответила я, жаловаться не умею. Попросила своего staff манагера немедленно найти мне другой проект и ушла на честный, заслуженный больничный. Что там было на самом деле, я не знаю и знать не хочу. Думаю, что просто-напросто брожение началось из-за ухода одного коллеги, заместителя К. по его удельному княжеству. Ну-ну. Бон кураж дорогому К. на его двумерные мозги.

По ходу выяснилось, что К. схлопотал фигуральные побои. А настоящая злодейка – Сикаракса, то есть С. из Туниса, которая там вообще сбоку припеку. Это она сначала физически захватила стол/стул, предназначавшиеся изначально мне, а во время разборок вышибла К. на самое плохое место в open-space. Разборки же явно были огромными, особенно после того, как я заявила, что на проекте не останусь (все квадратики, которые были уже нарисованы по этому поводу пришлось перерисовывать).

Не следует сбрасывать со счетов и Д., хабиби, двойного компатриота – кореша, если не любовника К. (содом тут тот еще), которого я заменила на проекте и который благополучно выплыл у клиентов, нанявшись в другую шарашку. Он наделал много вполне профессиональных глупостей до того, как ушел. Сейчас все это потихоньку выплывает, и это один из резонов мертвенного штиля на проекте – желание скрыть старые грехи.

Империя – не просто в упадке, она вот-вот рухнет, что было заметно еще несколько месяцев тому по законам Паркинсона/коммунизма. Если нанимают специального человека для того, чтобы менять структуру репертуаров на диске проекта – то это все, финита, а это только один пример официальных глупостей. Но при мне, следует скромно признать, как-то оно все-таки крутилось, и уйти с проекта у меня не получалось. Своего бывшего заместителя я искренне поблагодарила за помощь, идиот аж зарумянился.

Очень скучно. Не моя война. Не мой сюжет. Но что-то я подустала.

Иллюстрацией к репортажу должна бы стать яркая радуга, вознесшаяся сегодня в перспективе пробки. Дорогой дедушка, Леонтий Филиппович, так и быть, не забирай меня пока отсюда. Авгиевы конюшни все-таки предпочтительнее откровенной пули в голову в застенках чк.
Перед Hall's Croft мы оказались без трех минут четыре, а зимой все в четыре и закрывается. Лишний раз удалось убедиться, насколько милые, приветливые люди здесь живут. «Заходите, заходите! У вас есть десять минут.»
Просторный, хорошо сохранившийся дом, в котором жила старшая дочь Шекспира Сюзанна с мужем доктором Холлом. New Place должен был был выглядеть, примерно так же.
Доктор Холл пользовал весь городок и тестя тоже. Кроме того, у тестя с зятем был какой-то бизнес. Не сохранились портреты ни Сюзанны, ни доктора, ни даже дочери их Элизабет, умершей бездетной. А дом стоит.

Десять минут в доме доктора Холла.

Тут красивая коллекция разных аптечных банок. Но банок было много, Шекспир один, осталось семь один.






Read more...Collapse )
Церковь св. Троицы старше, чем выглядит: нынешнее здание датируется 1210 г., хотя, конечно, неоднократно подновлялось. Это единственное культовое заведение в городе, если не считать часовни гильдии. Причем, если часовня – в самом центре, то церковь – немножко на отшибе, к ней нужно основательно продефилировать вдоль Эйвона. Такое расположение заставляет вспомнить о чем-то едва ли не стыдном, вроде амфитеатра. Хотя, возможно, изначальное саксонское поселение располагалось именно здесь.
Мало отчужденности от города, место явно из тех, что не очень подпускают к себе: внутрь попасть удалось только со второй попытки. В первый раз там аккурат отпевался некий усопший Макдоналд (RIP). Даже если бы нас пустили на порог, это бы не ничего не дало: Шекспир похоронен прямо в алтарном пространстве (chancel). И он, и его домашние. Почему именно внутри, а не на живописном кладбище вокруг? Да просто потому, что заплатил за это, заодно покупая себе индульгенцию.
Но сначала он здесь крестился и, возможно, венчался. Крестился, как сказано уже, 26 апреля 1564 г. Когда именно родился – неизвестно, 23 апреля – условная дата.
Насчет венчания тоже все как-то расплывчато. Во-первых, не факт, что именно здесь, хотя скорее всего. Известно, что было ему 18 лет, невеста, Анн Хатауэй была старше на 8 лет и беременна. Отец должен был дать согласие на брак в силу несовершеннолетия жениха. Что стояло за этим венчанием? Обычный брак вдогонку? Расчет? Анна осиротела незадолго до и получила неплохое по тогдашним меркам наследство: £6 13s 4d. Или все-таки любовь? Местные материалы сообщают, что в те времена после обручения жених с невестой преспокойно укладывались в одну кровать, это считалось в порядке вещей.

Upon a true contract
I got possession of Julietta’s bed.
You know the lady;
She is fast my wife.
(Measure for Measure, 1, 2)

Прямых свидетельств нет, но такая брачная модель в то время в том месте была вполне популярной. Ну что же, церковь в стороне.
Войдем, пожалуй, раз уж получилось. Насчет смерти никаких сомнений нет.

Read more...Collapse )
Длинное фахверковое (framework) здание, отходящее от часовни гильдии. Та половина, что подальше от часовни, была приютом для неимущих, а теперь - люксовые аппартаменты. Та, что поближе - школа, та самая.





Одна скамейка (form) - один класс. Через год переходили на следующую. как это былоCollapse )
В старые времена в доме, вернее бездомье, имелось полное однотомное собрание Шекспира в оригинале. Было да сплыло почти так же давно, как и появилось. Особенно не читалось и не оплакивалось. Да, конечно, великий классик, растасканный на цитаты, но пути тогда обходили остров и английский язык XVI века стороной.

Но раз уж духи довели, то так тому и быть. Несмотря на кучу препон, слякоть и правый руль, удалось побывать в Стратфорде. Случайно? Вряд ли. (Получить диббуком Шекспира было бы очень, очень интересно.)

Что же касается места, оно впечатляет, несмотря на некоторую ритуальную забетонированность и банальную комммерциализацию. Допустим Birthplace выходит на улицу, но его не опознаешь, пока не посмотришь сквозь окно на улицу и не заприметишь булочную напротив. Пробираться же внутрь приходится искусственными ходами. Во-вторых, на удивление сохранились практически все дома, связанные с именем Шекспира, порой даже с оригинальной мебелью (например, коттедж Анны Хатауэй). Домов таких много, и это ломает шаблон.

Когда молодой человек с амбициями оставляет провинцию и отправляется в столицу – это стандартный поворот. Вот что неожиданно: Шекспир никогда окончательно не уезжал из Стратфорда. Более того, он был первым в этой деревне не только по литературным заслугам.

Если штудировать биографию Шекспира формально, то, конечно, легко ухватиться за мифологические, в плохом смысле, теории. Имя, мол – фикция, Шекспира не было, а если и был, то писал не он, сын перчаточника из захолустья, учившийся, в лучшем случае, в местной ЦПШ. Наготове обычно имена более подходящих потенциальных авторов, и гипотеза звучит убедительно.

В Стратфорде же, как и в официальном шекспироведении, понятно, господствуют стратфордианские теории, и противоречий нет. Место хранит свои традиции, свою память, от поколения к поколению. О том, что Шекспир – наш старший современник, в Стратфорде должен догадаться даже тот, для кого сто лет – огромный срок.

Да, сын перчаточника, но Джон Шекспир был чуть ли не первым человеком в городе. Да, что-то вроде ЦПШ, но учитель был одновременно и священником рядом, в часовне гильдии. Кажется, тюдоровская эпоха была неплохой, несмотря на вечную чуму, из-за которой театры были больше закрыты, чем открыты. Это изобилие пьес прямо говорит об успехе. Если опусы не пользуются спросом, авторы склонны менять жанр.

Что у него было в голове, о чем и как он думал – да, мы можем только догадываться – ни дневников, ни писем толком, ни мемуаров. Но идеи, как это можно поправить, уже есть. Все равно же все притворяются.









Войти в дом. Read more...Collapse )

Exit only.


При музее, конечно, имеется шоп. Встречаю двойника своего бывшего тома и одновременно соображаю, почему маленькие каменные бордоские домики называются эшопами (échoppe, a shoppe), у нас же здесь была Англия, многие словечки остались. Единственной пьесой Шекспира, прочитанной в по-настоящему сознательном возрасте, был «Король Джон», очевидно. Шекспир знал про бастарда (Львиного Сердца), неудивительно, что знал.

Master of Arts

Уорвикский кампус новый, но церемония получилась яркая



Read more...Collapse )
Мне надо отлучиться за океан на пару недель, примерно, с 20 апреля по 10 мая. Билетов пока нет, то есть все относительно гибко.
Не хочет ли кто-нибудь присмотреть за домом и котами?
Будет уже тепло. Дом довольно большой, в историческом квартале. Сад и прочие радости в наличии.
Раз уж тема пошла, покажу любимое из местного музея. Завтра начну разбирать английское, о йес!

Интересно сравнить с предыдущим постом, мне кажется. В музее, действительно, выставлено лучшее из лучшего.
Вот, допустим, наконечники копий. Такие ровненькие, что из них можно выкладывать красивые узоры. Видимо, стандарты существовали уже в неолите.
Read more...Collapse )
Как известно, недавно закончено строительство скоростной железной дороги между Парижем и Бордо. Между Туром и Парижем дорога, выдерживающая скорость 300 км/ч уже была. Соответственно, добавлен участок между Бордо и Туром. Новую дорогу вели в некотором отдалении от старой, по местам как будто пустым, а, на самом деле, наполненных жизнью на протяжении эпох. По всей длине трассы работали археологи. Сейчас у нас в краеведческом музее выставлены кое-какие результаты этих раскопок.

Скажем сразу: ничего супервыдающегося и неожиданного не нарыли. Но вот что важно: везде что-нибудь да было.Извлеченного из-под рельс вполне достаточно, чтобы иллюстрировать историю Европы, не меньше. Настолько плотна история, настолько много всего под ногами. И, разумеется, правильно сделали, что воспользовались оказией.

Археология – дело тонкое не только потому, что надо знать, где и как копать. Нужно получить разрешение и финансирование, без этого никаких раскопок не будет. Есть немало мест, про которые известно, что что-то там есть, но раскопки провести невозможно, даже если там просто кукурузное поле, допустим. Все гораздо проще, если почва уже вскрыта каким-нибудь гигантом вроде железной дороги. К слову, подобная же выставка была, когда в городе строили трамвай. Динозавры не попадались, но бракованных статуй Луи 14 было довольно. Испорченный мрамор попросту зарывали в землю. Но вернемся к более глобальным рельсам.

Экспозиция составлена хронологически: от палеолита и до современности практически, с особым поклоном в сторону палеонтологии.

Несколько примеров
(фото телефонные)
Read more...Collapse )

NY-NY - 4, вода

24/12/2017

Мир, вывернутый наизнанку. Чтобы отплыть от Манхэттена, надо толкаться в толпе, похожей на ходынку. В такой день, понятно, на пароме одни туристы.
Объективно это красивый пейзаж и даже не без мифологии, но без полета и надрыва. Может, из-за того, что смотрим на все через грязное стекло – на палубе очень холодно.





Выбираемся на Лонг-Айленд и долго обходим какие-то сараи, прежде чем открывается хоть какой-то вид. Казалось бы, такое место должно быть полностью зачищено и отурищено, и вот же, сараи форэва, сараи сильнее дворцов. И творцов, пожалуй, тоже. Эта недоделанность мне скорее нравится.
Приплываем домой, мгновенно вырубаюсь, начинаю заболевать.

Read more...Collapse )

Билингвистическая месса посреди Манхэттена. Исторически ирландский квартал. Священник – ирландец по самоощущению, американец в нескольких поколениях. А вот паства – некрасивые мексиканские и пуэрториканские люди. Многие не говорят по-английски, но патер говорит по-испански. Месса наполовину – деревенская самодеятельность. Так и надо с народом, собственно. Что же касается меня, духовного трепета не возникло и здесь.
Afterparty в доме священника. Он интересный человек. Известен, среди прочего, тем, что сшил шорты для Камерон опять же Диас.По стенам – его картины. На плебании квохчут куры (отдельная история). На крыше, в ульях, жмутся от мороза пчелы. «Почему, вы думатете, датой избрано именно 24 декабря?» Openminded, понимает, что дата условна. Про Митру, пожалуй, смолчу.
Запив устрицу бокалом «Вдовы К», подписываю себе диагноз «грипп, 10 дней».

Мария, ангелы, волхвы.


Французская королевская лилия, трансформирующаяся в запеленутого младенца. И цвет стен, как у меня дома. Почти.



На этот я, как минимум, прерываю дозволенные речи, потому что завтра опять в дорогу. Не туда назад, но тоже за море. И... нужно быть реалистом. Возможно, это последний пост этой серии.

NY-NY - 3, Бруклин/Брайтон

23/12/2017


Бруклин. Льет. Вначале поэтому бруклинский музей, экспозиция коего отвечает на вопросы, которые меня интересуют уже давно, хотя изначально интересовали не очень. В молодости требовалось изучить базу – если не все доступные тома метаистории, то хотя бы касающиеся цивилизаций, с которыми изначально чувствовалась связь (а чтобы ощутить связь, понадобилось предварительно заглянуть-таки во все доступные тома, сложный процесс). Так сформировались ощущение pax romana как родины, евроцентризма как мировоззрения и, самое главное, появилась необходимость гносеологически и спиритуально забраться как можно глубже в праисторию. В этом контексте новейшая история оказывалась за кадром, но все-таки снабжалась презрительными комментариями.
Когда все, что хотелось изучить, уже изучено, и остаются только уточнения и подтверждения, вот тут-то и приходит черед новейшей истории, особенно в ее колониальном варианте. Что происходит на новом месте? Какие законы действуют? Как сливаются крови, культуры, религии. Что, в конце концов, возникает нового? Как? Благодаря чему? Этими же вопросами явно задавались и кураторы музея. Растерянность артифексов пестрит с каждой стены. Вроде бы никакие каноны не навязаны, и что в связи с этим делать? Что рисовать/ваять? Как? Нужно ли учиться в Европе? Мы вестники нового или унылые провинциалы –все эти вопросы изводили новосветских рисовальщиков и прекрасно сформулированы в музейных материалах.
Небольшой зальчик доколумбовых экспонатов, из стран поюжнее (тут хватило честности, СШ выстроены не на фундаменте чужой цивилизации, а на пустоте, что не добавляло куражу), а дальше – неуверенность, неловкость, растерянность. Вот оно зерно: это не частность, это общее место, честный творец неизменно испуган. Куда идти? Почему? Стократно, тысячекратно растерян творец на пустом месте.






Когда еще не умели рисовать


В Мексике подобного полно Read more...Collapse )


Брайтон-бич. Во-первых, это очень смешно. Пошло до гениальности. Но вот вторая тема дня. В конце 80-х хотелось «свалить», конечно, именно в Америку по причине ее универсальности. Надо было примерить на себя запад, квинтэссенцией коего для беглеца из сэсэсэра была, конечно, Америка. Но не получилось. И сейчас неизбежны размышления: а если бы получилось?
Безусловно, попади мы тогда в штаты, жизнь сложилась бы в корне по-другому. Но были же потребности, духовный, прошу прощения, путь, и он, сейчас это можно честно признать, успешно обходил Америку стороной. Хотелось ковыряться в элевсинских, допустим, делах, а пришлось бы штудировать список президентов. Хотелось настоящих старых камней, а тут все из бетона и на пустом месте. Не было бы, или почти не, иврита, немецкого/французского. А когда, на фоне всего, только через несколько лет и нет, удалось бы выбраться на недельку в Европу, вот тут-то и случился бы настоящий кризис.
Ностальгия по несвершившемуся толком не состоялась. Не свершилось, и хорошо. Богам виднее, куда вести.


Read more...Collapse )

NY-NY - 2, на улицах

22/12/2017

Мормонские девушки в лифте, очень свежие классически-необычные лица. Ходили окучивать университетскую публику в резиденции?
Идем по Greenwich village. Мелкие нераздолбанные домики. В Европе бы такое давно снесли, а тут, видимо, сохраняют как наследие.
Это, конечно, очень новый город (проходим мимо старейшей в НЙ католической церкви – конец XIX в.) Спасает общечеловеческая уверенность в том, что 100 лет – очень много. Поэтому патина, золотая пыль прошлого присутствует. И Голливуд, конечно, катализирует. Бег времени ускорен тысячекратно, мифы создаются каждый день, щедрыми горстями сыплются в народ.
Толпы разнородных туристов перед живописным, но, в целом, обычным углом. Дочь загружает карту. Friends’ Apartments. Вроде бы неприметный угол часто мелькает в кадре, но я-то этого не знаю и знать не могу, у меня другие мифы.
Как из списка для японцев, изучающих американский язык, падают названия на указатели. Очень буднично, да так и должно быть.
WTC2 и Ground Zero. Как же быстро все происходит! И как хорошо отстроили. Небоскреб стоит, как будто был здесь всегда, но не прямо на месте рухнувших, а рядышком. По обоим периметрам павшего WTC1 – многоуровневые провалы со стекающей вниз водой. Это сделано именно так, как нужно было сделать. Вода смягчает. Я допускала, что в этом месте нахлынет инфернальный ужас, подобный берлинскому, все-таки концентрация смерти чудовищна, на маленьком пятачке погибли тысячи людей, но нет, ничего подобного. Возможно, шаг слишком скор. Или вода помогает.
Wall Street. Прямо напротив биржи – не самый роскошный магазин. Вроде бы там продают много разного, но витрина – не витрина даже – окно, выходящее на улицу, беспорядочно набито сапогами. Здесь же можно было поставить еще одну биржу! Тонкая уловка? Стоптав vagabond shoes, прямо в эпицентре капитала, не напрягаясь, находишь замену.

С такой террасой, наверное, можно жить и здесь




гулять дальше, далекоCollapse )

NY NY, прибытие

Это записки про город, в котором побывали все, кроме меня, и против которого у меня имелось априорное старосветское предубеждение, смешанное с тайным страхом: а вдруг именно этот город с его размахом и космополитизмом – мой по-настоящему, и жизнь надо было выстраивать совсем по-другому. Умом понимая, что без условного pax romana под ногами существовать я вряд ли могу, я подозревала, что pax romana можно и распылить, напитать им воздух, виртуализировать, в конце концов, и весь этот заокеанский колосс есть какой-то очередной Рим/Вавилон, впитавший все, что положено.
Проверить обе противоречивые гипотезы возможно только явившись лично, что и было проделано. Не потому, что без культурологических верификаций жизни нет, а потому что так легла семейная карта.

Сегодня, когда я разбираю беглые рукописные заметки, уже ясно: культурный кризис мне не угрожает. Вскоре поеду опять, ебж, но не потому, что так понравилось, а потому, что семейные карты опять уносит ветром за океан.
Предисловие больше похоже на послесловие, но в данном случае это, верю, оправдано. Разумеется, размышляя о всяком-разном годами и десятилетиями, пришлось и об этом поразмышлять неединожды. Поэтому записки в целом будут с акцентом: что оказалось не таким, каким представлялось.
Вот что неожиданно понравилось:
• локальность, много воды
• к предыдущему: идея расползающегося острова с нечеткой береговой линией
• дремучесть по периферии, что, в целом, означает отсутствие границы
• ненаносной космополитизм, национальная вежливость: никто ни разу не спросил, откуда мы такие понаехали с нашей смесью французского с экстратерриториальным.



21/12/2017


Посадка вдоль воды: природа доминирует, человек приспосабливается. Ad absurdum, это вполне по-человечески.
Аэропорт по задрипанности – в лидерах, что тоже весьма гуманно.
Панно перед стойками прибытия, которое приходится рассматривать, выстаивая длиннющую очередь, заставляет смеяться не только меня, но и меня тоже. Любой маляр из Закатекаса сделал бы лучше.
Не фотографирую. Гуглеж ничего подобного не дает. На картинках из интернета - нормальные муралес. Видимо, мне повезло попасть в какой-то тайный зал, который никому не показывают. Кроме пригрезившихся толп, понятно.
Автоматический поезд иа аэропорта до какого-то бича. Метро. Резиденции NYU. И вот мы уже гуляем по Бродвею до 5-й авеню и дальше.



еще вечерних картинокCollapse )

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars