Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Categories:

Почему я не в медицине

Когда я училась в старших классах, мама бесконечно уговаривала меня поступать в медицинский, а я столь же бесконечно отказывалась. Рассказы Вересаева и Булгакова я, надо сказать, читала вполне с интересом, а вот на себя примерить докторский халат не хотела. Причины этого тогда мне были неясны, зато стали слишком понятны, когда я повзрослела: грубо говоря, совсем не мой путь. Сейчас я прибавлю несколько деталей и пояснений.

Мама была человеком жестким, диктаторского склада, со мной общалась приказным тоном. Почему она хотела, чтобы я туда пошла – понятно: чувствовала, что надвигается. Но почему тон был просящим, не совсем ясно; видимо, чувствовалась близость области, над которой она уже не властна. Я, со своей стороны, была не то чтобы послушной дитятей, совсем нет, но ее очень слушала, потому что вот что следует иметь в виду как базу моего существования: среди моих знакомых есть суперинтеллектуалы, служители культа, миллиардеры и необозримые множества докторов наук и писателей. И вот что интересно: никто, ни один не смог сравниться ни интеллектом, ни аристократизмом, ни даже внешностью. (Про себя молчу, тут другой спич.) Это был инфернальный, все перешибающий ум, который в какой-то момент принял разрушающие формы, но сейчас речь не об этом. Выдающиеся математические способности, блестящее перо. Не было способностей разве что к рисованию. Поэтому-то я и слушалась: никого умнее  в принципе не было. Не прислушиваться и не перенимать было бы идиотизмом. И вот именно в случае медицины я уперлась рогом, хотя казалось бы, Вересаев же, морфий.

Разумеется, время от времени я задумывалась, что было бы, если бы я послушалась и поступила в медицинский. (Оставим в стороне вопрос о том, что я бы не смогла закончить мед, потому что с 4-го курса уже не училась, а там такое не проходит.) Многие писатели вышли из врачей, но мои наклонности все-таки гораздо шире. И вот явился достаточно точный ответ.

Лууле Виилма, эстонский доктор-эзотерик – вот предполагаемая модель, и это очень плохая и неудачная модель, хотя покойной наставнице я вполне симпатизирую и кое-что из ее писаний стоит, пожалуй, прочесть.

Вот мой путь, болезненный, но идеальный: математика, докторантура по математике, серьезные занятия сравнительным религиоведением, историей, философией, литературой, докторат по литературе и т.д. Раз за разом круги расширяются, раз за разом добавляются новые области без расставания навсегда с предыдущими. Добавим страны, языки, много чего. Именно этот путь я могу посоветовать молодежи, ищущей универсального знания. (Если меня, конечно, спросят.)

В случае покойной докторши все происходило достаточно случайно. Опыт позволил заметить некоторые закономерности и сделать некие выводы. Потом, наверняка, наступило что-то вроде озарения, когда все вещи засияли новым «вышним» знанием. После этого работать врачом-аллопатом она, конечно, уже не смогла. Какое же знание наложилось на массивы ортодоксальной медицины? Мистика и, увы, вполне народная. Там плюнуть, здесь солью присыпать и ни на кого не сердиться, вовсе без помощи Ахурамазды и К°, потому что бабка так велела и потому, что так кажется самой вещунье.

Так вот, тот кризис недоверия, который у дамы случился после многих лет практической работы, у меня произошел классе, наверное, в восьмом, потому что имелось настоящее чувство. Грубо говоря, можно отправиться путешествовать в Арктику, почему нет, но не нужно надеяться встретить там пальмы.

Вот, предварительно, что я могу сказать, сравнивая себя с несчастным доктором В.Л. Мы обе сунулись в опасные области. Она умерла, потому что не знала. Я живу, потому что знаю.

 

Tags: мемуар, типа эзотерика
Subscribe

  • Тетеньки и пр.

    Обычное польское объявление о съеме курортного жилья выглядит так: "Семья с двумя ангелочками (вариант: две барышни без чуваков и спиногрызов)…

  • Cahors / Кагор

    Кагор – город, известный двумя главными достопримечательностями: кафедралом и мостом. Ожидаешь увидеть их рядом, в старой части города, но…

  • Saint-Cirq-Lapopie / Сан-Сирк-Ляпопи

    «Невозможная роза в ночи», - назвал Сан-Сирк заведший себе там дачку Андре Бретон. В ночи мы там не были, были днем, и, откровенно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments