Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Categories:

Pape Clément

Благодаря гостям выбрались в недальнее шато Папы Клементия. Строение красивое, но в силу своей неоготичности к так называемым “châteaux clémentins” может быть отнесено только формально.

Итак, по порядку. Клементий V, первый из авиньонских пап, в миру Бертран де Гот, был местным уроженцем, весьма богатым и знатным, владел не меньше, чем пятью замками. Вдобавок, когда он стал бордоским архиепископом, его братец презентовал ему тот самый кусок земли, о коем мы сегодня рассуждаем. Земля была засажена виноградом, и новый архиепископ рьяно следил за процессом. Даже став Папой и отъехав на восток, продолжал давать распоряжения насчет винопроизводства. На участке было выстроено нечто, недо-шато, где архиепископ иногда ночевал.

 

В шато имеется слепок с надгробного изваяния Папы Клементия с восстановленной (по другим изображениям) головой. Оригинал – в городке Юзест неподалеку, там голову снес восставший народ.

 


Впоследствии земля преходила из рук в руки, пока торжествующий народ во время революции не конфисковал бывше-папское добро. В 19-м веке был выстроен сегодняшний неоготический замок. Куда подевалась папская сараюшка? Растворилась в веках. Как, собственно, и виноградные сорта XIV в. Но название осталось.

Сегодня шато принадлежит г-ну Бернару Магре. Это очень богатый человек, местный self-made. У него десятки шато по всей Франции и не только шато. И, кажется, неплохой вкус.

Беседка авторства Эйфеля (самого)



Так выглядит сегодня виноградник. Обратим внимание на траву. Раньше такое не допускалось из эстетических соображений. Сегодня же считается, что присутствие травы стимулирует лоз, заставляет их пускать корни поглубже, что положительно влияет на вкус конечного продукта. Над виноградниками летают дроны, чтобы непрерывно контролировать состояние лоз.

 

Несколько слов, с картинками, о производстве. Здесь все строго и красиво. Производство винограда резко ограничено. По местным правилам, в принципе, урожай не должен превышать сколько-то гекто-литров с гектара, а здесь еще меньше. Чтобы сок был более концентрированным.

 Спелый виноград с виноградника отправляется в большие бочки (cuves). Здесь все направлено на то, чтобы ягоды попадали туда целенькими. Во-первых, сбор, естественно, производится вручную, причем корзинки небольшие, чтобы ягоды не давились. Во-вторых, обрывание ягод с гроздей (égrainage) – тоже ручная операция.

 

Вот в этих бочках и свершается главная алхимия – из целых ягод получается вино. Здесь уже, конечно, за целостью ягод никто не следит – напротив, содержимое бочек время от времени помешивают специальными лопатами. Дрожжи в этом шато не добавляют, брожение полностью натурально.



 

Интересная веревочка – к ней пристегиваются рабочие, чтобы их можно было вытащить из бочки. Иногда туда нужно лезть специально, а иногда люди падают по неосторожности. Пока не было веревочек, немало страдальцев утопли в красной жиже. Нужно понимать, что пока идет процесс, на дорожках скользко, а в воздухе носятся всякие пары, сбивающие с дорожки истинной.

 

Когда перебродивший сок сливают из больших бочек, твердый остаток все-таки отжимают. Получается особое очень крепкое вино, которое доливают в конечный продукт в пределах 10%.

В больших бочках – всегда один сорт винограда (cépage), а бордоское вино – (почти) всегда смесь. Смешивают разные сорта перед тем, как поместить вино в обычные бочки для вызревания.

 

Вот так вызревает уже смешанное вино – года полтора в бочках, после чего его разливают по бутылкам.

 



Специальные бочки для кошерного вина. Их запечатывают, и никто не имеет права прикасаться, иначе некошер.

 


Тут хранятся старые бутылки.

 





 Вызревание в бутылках

 

Часовня и пара красивостей из шато.



 
















Спасибо за внимание.







.

 

Tags: бордо, производство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment