Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Category:

Шекспир в Стратфорде –Birthplace

В старые времена в доме, вернее бездомье, имелось полное однотомное собрание Шекспира в оригинале. Было да сплыло почти так же давно, как и появилось. Особенно не читалось и не оплакивалось. Да, конечно, великий классик, растасканный на цитаты, но пути тогда обходили остров и английский язык XVI века стороной.

Но раз уж духи довели, то так тому и быть. Несмотря на кучу препон, слякоть и правый руль, удалось побывать в Стратфорде. Случайно? Вряд ли. (Получить диббуком Шекспира было бы очень, очень интересно.)

Что же касается места, оно впечатляет, несмотря на некоторую ритуальную забетонированность и банальную комммерциализацию. Допустим Birthplace выходит на улицу, но его не опознаешь, пока не посмотришь сквозь окно на улицу и не заприметишь булочную напротив. Пробираться же внутрь приходится искусственными ходами. Во-вторых, на удивление сохранились практически все дома, связанные с именем Шекспира, порой даже с оригинальной мебелью (например, коттедж Анны Хатауэй). Домов таких много, и это ломает шаблон.

Когда молодой человек с амбициями оставляет провинцию и отправляется в столицу – это стандартный поворот. Вот что неожиданно: Шекспир никогда окончательно не уезжал из Стратфорда. Более того, он был первым в этой деревне не только по литературным заслугам.

Если штудировать биографию Шекспира формально, то, конечно, легко ухватиться за мифологические, в плохом смысле, теории. Имя, мол – фикция, Шекспира не было, а если и был, то писал не он, сын перчаточника из захолустья, учившийся, в лучшем случае, в местной ЦПШ. Наготове обычно имена более подходящих потенциальных авторов, и гипотеза звучит убедительно.

В Стратфорде же, как и в официальном шекспироведении, понятно, господствуют стратфордианские теории, и противоречий нет. Место хранит свои традиции, свою память, от поколения к поколению. О том, что Шекспир – наш старший современник, в Стратфорде должен догадаться даже тот, для кого сто лет – огромный срок.

Да, сын перчаточника, но Джон Шекспир был чуть ли не первым человеком в городе. Да, что-то вроде ЦПШ, но учитель был одновременно и священником рядом, в часовне гильдии. Кажется, тюдоровская эпоха была неплохой, несмотря на вечную чуму, из-за которой театры были больше закрыты, чем открыты. Это изобилие пьес прямо говорит об успехе. Если опусы не пользуются спросом, авторы склонны менять жанр.

Что у него было в голове, о чем и как он думал – да, мы можем только догадываться – ни дневников, ни писем толком, ни мемуаров. Но идеи, как это можно поправить, уже есть. Все равно же все притворяются.









Войти в дом.

За дверью обнаруживается прихожая.


Сразу за ней - гостиная, взляд сквозь полог гостевой кровати.


Семейная столовая. Очаг есть, но готовили не на нем, а во дворе, из соображений безопасности - так сказал одетый в "костюм эпохи" актер-экскурсовод.


Гобелены были не по доходам. Стены обивались расписанной тканью. Разумеется, не оригинал, восстановлено по свидетельствам и сохранившимся обрывкам.


Мастерская отца-перчаточника. Юный Вилли много помогал отцу.




А вот и хозяйская спальня. Именно здесь и родился Вильям. Третий ребенок в семье, старший из выживших. Хотя в 1564 году была чума. 23 апреля, кстати, условная дата. Крестили 26-го. Обычно, крестины назначались на 3 день после рождения.






Проходы между комнатами сегодня выглядят, примерно, так.




Под крышей обитали подмастерья.


Шекспир был предприимчивым человеком. В родимом доме устроил постоялый двор.


А сам переехал в дом, известный как New place - чуть ли не единственный несохранившийся дом. Один из последующих хозяев снес его, вроде бы из-за надоедливых паломников. При расчистке, достаточно недавно, в земле найдены клочья конопли и битые курительные трубки. Но мало ли, что они там делали.




Exit only.


При музее, конечно, имеется шоп. Встречаю двойника своего бывшего тома и одновременно соображаю, почему маленькие каменные бордоские домики называются эшопами (échoppe, a shoppe), у нас же здесь была Англия, многие словечки остались. Единственной пьесой Шекспира, прочитанной в по-настоящему сознательном возрасте, был «Король Джон», очевидно. Шекспир знал про бастарда (Львиного Сердца), неудивительно, что знал.
Tags: Англия, история, литература, путешествия
Subscribe

  • Ле Корбюзье и Фрюжес

    Вставляю квази-журналистский обрывок из собственного романа (en préparation). Следом пойдут картинки с мест. "В 20-30 гг. в ближнем пригороде творит…

  • он фабрика или?

    Посчитала романы Кристиана Жака - 170, примерно, если не сбилась. Притом, что сам еще вполне жив и активен (70+). Т.е. больше 3-х романов в год.…

  • Разное

    Приснилось, что лежу в постели с Вознесенским. Просто вот лежу, без дальнейшего. Жирноватое, очень белое тело. Думалось же о том, что если наши…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments