Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Categories:

Завтрак у Лолиты или дважды двадцать лет спустя

Внедрюсь немножко в несопредельное, а именно на (неизбежно) дикий запад, запишу пару мыслей, которые явно можно, а то и нужно развить.

Посмотрев с дочерью фильм «Завтрак у Тиффани», восполнив, так сказать, пробел образования, заподозрила неладное и пролистала повесть, которую лет сто тому (еще до ее написания в 1958, стало быть) так и не дочитала. Сегодня ни чтение, ни персонаж не показались скучными. Это небезынтересный меланж с кучей отсылок направо и налево.

Экранизация загоняет сюжет в лав-стори, банализирует его, возвращает коту недостающий глаз, но целое остается небанальным, благодаря Одри, конечно, несравнимой. И в этом же фальшь. Это не ее роль. Одри, европейская аристократка, была бы гармонична в роли самой себя, европейской аристократки в НЙ, но никак не сироты Лулы-Мэй, деревенщины из Техаса, даже прошедшей через специфический треннинг. Капоте, оказывается, хотел на эту роль Мэрилин Монро, и тут было бы все гармонично.



Какова же оригинальная, литературная героиня? Холли, бывшая Лула-Мэй – удачная Лолита, сумевшая вырваться, сменить имя и жизнь, хотя старт у нее был похуже. Деревенская, а не буржуазная сирота попадает в жесткие руки коновала, а не в отманикюренные ладони изысканного сладострастника. Видит выход в подъеме (пусть специфическом), а не в опрощении (брак с люмпеном). Наконец, выживает, а не умирает. Это очень важно: уметь выжить.

Лула интересна, Лола – нет, что логично: в этом случае, автор – так себе американец, его дело - критиковать.

Поскольку два зорких и разных писателя изобразили, пусть с разными акцентами, одно и то же явление, напрашивается вывод, что типаж девочки-вампа возникает в 40-50е и представляет собой новое в то время явление. Но вывод этот ложен.

Набоков явно не позаимствовал персонаж у Капоте (1955 против 1958 года), насчет обратного влияния сведений у меня нет, но есть контрпример.

Капоте – сын семнадцатилетней матери по имени Лилли-Мэй. Фамилию носил по отчиму-кубинцу (вспоминаем Жозе из повести). Отчим, конечно, в президенчи (это у меня бразильский акцент) не метил, но автор прав: любую тему стоит довести до апогея.

Таким образом, пошлое имя героини, раннее созревание и богемные потуги – атрибуты не 60-х (как в фильме) и не 40-х (как в книге), а вполне 20-х годов. Здесь не помешал бы социальный портрет американского общества начала века, но его нет под рукой.

Тема эта + поиски подобных персонажей в других лит. произведениях + сравнительный анализ персонажей могли бы подойти даже и для диссертации в стиле излюбленных у коллег женского пола (тут я о филологах, забавы ради) «Женский образ и т.д.»



Что мне еще посмотреть?



Небольшой постскриптум по поводу стиля. Итак, маленькое черное платье – привет из Америки. Но оно а) от Живанши и б) на европеянке до мозга костей. Что Мэрилин? На фоне статуэтки-Одри даже Жаклин Кеннеди, пардон, Онассис выглядит широконосой простушкой. (Все они умерли и пусть покоятся в мире.) Тем самым, именно этот фильм протягивает шифоновый мост между Америкой и Европой, уравнивает их, обучая одну стилю, а другую – тому, что первая (то есть вторая, тут все сложно) существует. Но поскольку я изучила вопрос очень поверхностно, то сама в этом все еще не уверена.
Tags: литература
Subscribe

  • Враг наносит (последний?) удар

    Я, конечно, понимала, что выбраться из шарашечки я смогу, в лучшем случае, ползком и с мордой, разбитой в кровь. И вуаля, вуаля. Шлют мейл.…

  • Адье, шарашка!

    Отправила увольнительное письмо. Если все пройдет, как запланировано, с 1 мая я – свободный человек. А продалась в рабство 2 мая 2007. Ровно…

  • О службе

    Прошло уже полтора месяца преподавания, и я доскакала до осенних каникул. Ура! Все идет как по маслу, вот просто как по маслу. Несмотря на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments