Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Category:

В Шеоле – en Geôle

Здание с бочками давно известно мне, но сегодня я увидела его с новой стороны – потусторонней. Нет, я не Кафка, я другой. Сегодня мне случилось спуститься в шеол. Под зданием, в его подземельях, оказывается, есть настоящая тюрьма – geôle, даже несколько тюрем, все пронумерованы. Общий хаос здания еще концентрированнее там, внизу. Охряного цвета винтовые лестницы-трапы, разбегающиеся во все стороны, по которым мне пришлось нестись за постоянно сбивающимся с пути и, мягко говоря, чертыхающимся адвокатом. Темные стены. Очень тесно. Трапы – узкие, возможно это и лучше, когда нужно конвоировать арестантов. Комнаты, где происходят разбирательства, крохотные, размером даже не со склеп.

В процессе беготни стало понятно, что бочки в этой системе неожиданно гармоничны – это прорвавшийся наружу, хорошо ограниченный Шеол. Бочки – это вино, вино хранится в подземельях. Прорыв произошел, как и положено, в центре. Рядом земная жизнь – храм, мэрия, музей, в который я собиралась сегодня сходить, но не вышло – процедура оказалась долгой.



Сегодняшний клиент – очередной грузин. Достаточно молодой. Деревянный мальтийский крест на шее. Говорит, что геолог, что гармонирует с антуражем. Член грузинской мафии, занимавшейся, в частности, кражами со взломом в 2010-2011 гг. в Бордо. Осужден заочно в 2014 г. в Бордо на 4 года, под именем А (А=А). Задержан в Германии по международному запросу о розыске уже под именем Б. (Б=Б), помолодев походу на 4 года. Плюс 4, минус 4, бывает. Германия выдала клиента Франции. Несколько месяцев провел в тюрьме в Саргомине (привет, Г.) и гамарджоба, дорогой, почему-то нам понадобилось встретиться взглядами сегодня.

По каким-то параграфам и артикулам осужденный заочно может потребовать очного пересмотра дела.
Процедура:
1) Встреча с бесплатным адвокатом, который спрашивает, хочет ли задержанный предстать перед судом лично. Если «да» (обычно, так и есть), тогда 2 и 3)
2) Встреча с прокурором, которому нужно сказать это самое «да».
3) Встреча с судьей «свободы и задержаний», который решает, можно ли осужденного выпустить на свободу до суда или же держать в тюрьме. В случае с иностранцами, тем более такими ядреными, побеждает, конечно, тюрьма.

Между каждыми двумя пунктами процедуры кортеж (трое полицейских, все время разных) уводит клиента и потом приводит его назад, уже в другое помещение.
Все постоянно блуждают и теряются: адвокат, охранники, секретари. Только я уверенно бегаю следом.

Адвокат. Бородатый, в узких брючках-дудочках хипстер. Стильные шузы на босу ногу. Внизу, в каталажке, был без мантии. Возможно потому, что в мантии в эту келью он бы просто не упаковался. Наверху, на прокурорском разбирательстве, мантию напялил, достав, как и все они это делают, из портфеля. Портфель – хороший, кожаный, а мантия – как у всех, чтобы не мялась в портфеле.

Прокурорша. С таким лицом пора бы ей уже на пенсию, но, наверное, просто жизнь тяжелая. Канареечного цвета трикотажное платье под джинсовой в курткой. Наверное, денег нет, да. Прокурор, меж тем, в мантии. Поверх пиджачка и брючек.

Стажерка прокурорши. Девушка-инвалид в моторизованной коляске. Сильно загорелая, что радует. В некоторых местах возникали сомнения, проедет ли коляска, но девушка виртуозно справляется.

Между прокурором и судьей – очередной пробег по лестницам и коридорам и длинный перерыв. Мне велят ждать в комнате «адвокатской подготовки». Там сидит одна девушка. Мой адвокат садится рядом и раскладывает свои вещички.

Молодая адвокатка. Брюнетистая бель-эпокного типа девушка. Этакая Адель, но не золотая, а в серой майке. Аккуратно пишет ученическим почерком на желтых тетрадных листках, поглядывая на устаревший казенный экран, на котором маячит какой-то PDF.

Везде, повсюду, у всех в этом заведении – огромные кипы бумаг. Это царство не только Аида, но и бумаги. На столе валяются копии-бланков-запросов-на-копии. Наверное, можно не рассказывать, каково выбивать их этого заведения деньги, сколько бумажек надо выслать, включая свидетельство о рождении соседки слева, но я держусь крепко, не из-за денег, а из-за принципов. Это была интерлюдия.

Меж тем, время переваливает за пять вечера. Судебные клерки – дешевого вида тетки в глубоком casual радостно желают друг дружке хороших выходных и разбегаются. Коридоры пустеют, а судьи и преступника все нет. Псевдо-Адель может уйти в любой момент. Мой адвокат где-то носится, немножко обнадеживает только брошенный им портфель. Подступает клаустрофобия Здесь же кругом решетки.

Начинаю жалеть, что со всем этим сегодня связалась. Я-то думала, все будет быстро, потом я схожу в музей, а заработанных денег хватит аккурат на музейный билет и оплату паркинга. Если же я застряну тут на все выходные и про меня забудут, я, конечно, выживу, но на паркинг уже не хватит.

Внезапно приходит спасение в виде целой толпы народа – и где хоронились? В небольшой комнате помещаются внушительная судья, секретарь, пятеро(!) человек из прокуратуры, первоначальная прокурорша, адвокат, злодей со свежим тройным кортежем, ну и я.

Судья. Пожилая брюнетка в просторных японского кроя одеждах, хорошо подошедших бы для дачи. Гармонична.

По ходу разбирательства клиент начинает возбухать, откуда они вообще знают, что он это он? Отпечатки пальцев что ли? Судья жестко отвечает, что она не ведет следствие, а решает, где клиенту находиться до суда, и пойдет он, конечно, в тюрьму. Потом, зачитывая разное и глядя прямо на меня, говорит, на основании чего клиента задержали. Отпечатки, да. Машина «ровер», которая фигурировала в разных бордоских делах и обнаружиласъ и в Германии, и – это, видимо, главное – сдали подельники. Сообщили, что А=Б.

Клиента уводят. Нас с адвокатом вышвыривают назад в комнату для адвокатов. Суд должен принять решение. На самом деле, решение-то принято же, это такой эвфемизм, за которым скрывается написание кучи бумаг.

Адвокат говорит, что ему нужно к какому-то инструкционному судье и, если что, коллега (девушка) его заменит. Я так и не поняла, знакомы они или нет.

В полседьмого клиента поднимают из подземелий очередные флики. Начинается последняя часть. Адвоката нет. Спрашиваю девушку, пойдет ли со мной, или будем искать сбежавшего хипстера. Идет. Краснея, извиняется перед судьей, что у нее нет с собой мантии. Судья машет могучей рукой: сойдет.

На этот раз все заканчивается довольно быстро. Секретарь пишет мне справку, которую нужно приложить к пакету бумаг на оплату.

6 октября – новый суд. У меня и раньше-то зла не было, но когда я услышала про «ровер», чувство одно – недоумение. Или клиент совсем ни при чем, или он мелкая сошка в своей большой, вплоть до красных звезд, мафии, иначе ездил бы не на своем старом «ровере», а на моем новом «мерседесе», угнанном в 2011 г. в результате ограбления дома.

Или все-таки и этот круг замкнулся. Даже если тебе докучают демоны, чаще всего они радостно мимикрируют под людей.
Subscribe

  • ко дню учителя, что ли

    Глупый студент - катарсис для преподавателя. Первый курс, анализ. Гоню, стало быть, спич: тут производная, тут еще одна, приводим подобные, упрощаем…

  • Немножко на тему «Как я провел лето»

    Были планы, конечно: раствориться в жаре, отпустить свободный поток дионисийства и пр. Воспользоваться свободой так, как следует ей пользоваться.…

  • Орсиваль, Сан-Нектер

    Эти две деревни – близнецы-сестры. Импозантная романская церковь в центре, пару улиц вокруг. В важных центрах такого размера церкви, как правило не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments