Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Categories:

ридикюль

Мой несостоявшийся отец - поляк, летчик - взорвался в небесах.

Но это случилось уже после того как мне, на небесах, понадобилось другое.

Вспомнилось, видимо, потому, что сегодня, за многие жизни, впервые гуляю с ридикюлем. До смешного неудобно, но элегантно.

В доме хранился ридикюль, поменьше. То есть, дома то не было - вначале коммуналка, потом - однокомнатная ночлежка. Но ридикюль был. В нем лежали документы, а подарил его как раз этот несостоявшийся отец. Мама ридикюль никогда не носила. В 70-80 было вообще непонятно, как такое можно носить. Но и не выкидывала. В нем лежали очень старые документы, вроде бабушкиных справок из ГУЛАГа - те документы, которые не требовались ежедневно. Вокруг вещицы был некий флер недосказанности, исключительности.

Выкинула его уже я, отправляясь в эмиграцию. Выгребла документы и грустно оглядела непривычно пустой конвертик раскосым оком чингизида. Прости, несостоявшийся отец, моя память важнее антиквариата.
Tags: мемуар, семейное
Subscribe

  • Орсиваль, Сан-Нектер

    Эти две деревни – близнецы-сестры. Импозантная романская церковь в центре, пару улиц вокруг. В важных центрах такого размера церкви, как правило не…

  • Клермон – 2

    В Клермоне хлестало как из ведра с минимальными просветами. Радикальный город, убеждаюсь опять. Мы уже были тут много лет тому, в машине с летними…

  • (no subject)

    Дурацкий Макарон засрал мне мозги на целых 3 дня (сорри, тут без эвфемизмов), а я очень, очень не люблю, когда мне засирают мозги. Это все-таки мой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments