Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Categories:

à la russe

На новом проекте впервые за годы ежедневно общаюсь с выходцем из старой русской эмиграции.
В связи с этим - две истории.

1.
Деду А. в 1917 было 17. Происходящее ему сильно не понравилось и, воспользовавшись южной географией, он вскочил в первый попавшийся турецкий корабль. Буквально, в чем стоял. Без денег и, толком, без документов. В одиночку, семья осталась на месте.

На корабле случился пожар. Обвинили юнгу- чужака. Так беглец оказался в турецкой тюрьме. Просидел сколько-то, выпустили.

Новый корабль, отправлялся в Африку и положил начало серии африканских приключений будущего французского деда. Где мог, подрабатывал. Оказывается, в Африке было довольно много таких эмигрантов. Многие, конечно, погибли, а наш герой, обросший группой ровесников-единомышленников, решил пробираться в Европу.

Удалось. Высадились в Марселе. Работы было много. В Марселе герою понравилось - напоминало юг России. Он был южного типа, вспоминает внук. Еврей или нет, добиться мне не удалось, по фамилии может быть и то, и другое. Впрочем, не важно.

Когда отважный эмигрант решил отправиться в Париж, приятели отговаривали: в Марселе выжить гораздо проще. Но он все равно уехал и перебивался случайными заработками уже в мировой столице русской эмиграции. Наконец, ему предложили работу в книжной лавке и наступило счастье. Случилось это уже в начале 30-х, за спиной было около 15 лет скитаний и случайных черных подработок. Потом подвернулась невеста-консьержка и родились дети.

А. хорошо помнит деда, тот был крепким стариком. Видимо, порода живучая. Успел в оттепель навестить мать. Та была вполне жива. Не смог пережить смерть дочери от рака. Наверное, нужны Сибирь и Африка, чтобы выживать наверняка.
Тут есть материал на книгу, а то и не одну, говорю.
Дед, действительно, много рассказывал, отзывается А., каждый раз история менялась.

Это то, что надо, объясняю я. Так сейчас модно.

Но в архиве, продолжает А., нашлась справка из турецкой тюрьмы и еще какие-то клочки из Африки. Это не придумано. Все лежит между рукописей. Дед писал мемуары.

Так что же вы? А издать? Слишком долго это разбирать, вздыхает А., все от руки.

Транслит работает плохо и медленно. Я заканчиваю эту часть и перехожу к следующей.


2. Читаешь ли ты по-русски, спрашивает вчера А.

Хм, кажется, этот вопрос уже обсуждался. Немножко, отвечаю истинную правду: одна книжка, что я сейчас читаю, по-польски, другая - по-французски, но свою писанину все же приходится перечитывать.

Можешь ли перевести мне статью?

Хм, это уже работа. Но ладно, любопытно же, что за статья. Политика? Культура? И мне открывается новый/старый мир.

Вот эта статья. Филателия.
http://mirmarok.ru/prim/view_article/331/

Оказывается, от деда осталась коллекция марок, и внук ее понемножку продолжает. (Хоть что-то.) Тусуется на соответствующих форумах и обменивается марками с другими аматерами. На днях ему предложили т.н. лист (специальная выставочная мини-коллекция на одном листе), изображение которого приводится в статье последним. Посмотрите, мол, на шестизначное число в тексте статьи, вдохновенно врал корреспондент (буквы-то ты прочесть не умеешь, простачок), столько стоят аналогичные марки на аукционах. И это, мол, единственное изображение этого листа в сети.

Мигом выясняется, что цена oбсуждаемому экземпляру - пара еврублей в базарный день.

Большие деньги, естественно, платятся за раритет. В статье сказано, за что именно. Вкратце: в начале 30-х выпустили юбилейные листы, среди которых было небольшое количество именных экземпляров, разосланных знаменитостям того времени. Потом и хозяева, и марочки с их именами были уничтожены, один лист случайно уцелел, вот он-то и стоит сотни тысяч.

Разобрались. Я научила А. пользоваться транслитом и гуглить в кириллице. Он принялся практиковаться и через пару минут подзывает меня: букву не может найти. Буква была "Д". На картинке верхняя часть - треугольником, а на виртуальной клавиатуре - прямоугольником. И все, стопор. М-да, дорогой коллега, это первая буква твоей фамилии.

Транслит совсем никуда, и на этом я прекращаю недозволенные писания.



Остается разве что постскриптум.

Ночью мне снился АЛЖИР. Бабушка, у которой выкачивали кровь, в буквальном смысле. Фронту нужна кровь.

Проснулась в слезах, хотя мне абсолютно не свойственна плаксивость.

Где была я, чтобы ее защитить? Где была я, чтобы сказать: не связывайся с дедом, беги! Беги, я готова не родиться.
Tags: Россия, житейское, когда я на почте служил, мемуар, служба, шарашка
Subscribe

  • Клермон-Ферран - I

    Публика любит позлорадствовать: что за город? Скучный, нет ничего интересного ни внутри, ни снаружи. Это совсем не правда. Во-первых, отсюда…

  • конец эпохи

    Отправила роман пока что на родственное чтение. Если все в порядке, через пару месяцев пойдет друзьям и другим заинтересованным лицам. И еще через…

  • Тетеньки и пр.

    Обычное польское объявление о съеме курортного жилья выглядит так: "Семья с двумя ангелочками (вариант: две барышни без чуваков и спиногрызов)…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments