Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

плакала Саша, как кедр вырубали

На неделе, похоже, добьем бедолагу. Когда мы впервые смотрели дом, этот кедр показался мне безусловным достоинством - огромное роскошное дерево. Потом на него начались разные посягательства, как со стороны соседей, так и внутрисемейные: тень на 2 сада - наш весь и по половине соседских, иголками сыплет, смолу проливает, в итоге в саду ничего не растет. Тенью тоже толком не воспользуешься ни для стола, ни для гамака: смола, птицы. Одна я, кажется, за вступалась за патриарха.

Ствол довольно низко делился натрое. В результате бури два из трех этих стволов упали: один перекрыл соседский сад и разнес забор соседей через дом. Второй упал на наш сарай и казарму за ним. Еще бы немножко и перелетел туда полностью. Сразу за забором в казарме стоят автобусы (это такая военная тайна), к счастью, вроде бы судиться с французской республикой по поводу порчи ейного движимого имущества не придется.

Третий ствол тоже придется убить. Дровосек (ОК, специалист по уходу за садами), сказал, что будущего у остатков дерева нет. Даже новой бури ждать не придется - такая рана зарасти уже не сможет, и остатки дерева упадут сами, довольно скоро. На этот раз на дом.

Даже сейчас, через 3 с лишком недели, на упавших стволах полно зеленых иголок. Что такое жизнь, где она сейчас? Часть иголок еще жива, заметили ли они отделение от центра? Центр льет смоляные слезы. Как он чувствует фантомные ветки? Как он чувствует приближающуюся смерть? Было ли это самоубийством?Вряд ли ему было тут так уж хорошо, хотя и вымахал несоразмерно французскому миниатюризму. Он голубой атласский кедр. Не ливанский, как мы думали, но все равно не автохтон. Он слышал, как на него давно точат пилы. Может быть, это вежливый уход? Скоро изменится вид улицы, да и квартала, да и города. Наш кедр был единственным деревом, видным с улицы. Он единственный давал понять пришельцам, что за каменным монолитом домов идет полоса садов. Это смоляной плач об открытой жизни. Город становится еще герметичнее.

Я не знаю, добрый это знак или не очень. Кармически вины моей нет. Этот древесный дракон о трех головах не вписан мной в пока еще единственный русский алфавит деревьев. Но он умирает, сыплет смолой и иголками отчаянно, как никогда. Я желаю ему мобильных перевоплощений, а на дух его, посреди моего сада, надеюсь натыкаться еще долго.

Ниже постараюсь показать, как это выглядит сейчас.

Общий вид сада.



Дровосек как-то ловко, перевалив через стремянку и создав рычаг, стащил в сад казарменный ствол. Можно себе представить, какой там вес. Но мы знаем, что болваны с острова Пасхи шли сами.



Два упавшие ствола. Левый, как видим, опирается о крышу сарая. Правый полностью перекрыл ближний соседский сад, разнес забор и сломал яблоню в следующем саду. Все это в одну айфонку не вместить никакими силами.



Рана


В заключение - оптимистичненькое на тему "жизнь продолжается". Цветут наши деревья, с опозданием в месяц из-за патологически холодных мая/июня. Выдержали стройку, стрижку и бурю. Как они называются, я не знаю. Спрошу у дровосека, он силен в латыни. Они единственные опадают на зиму в вечнозеленом саду.

Subscribe

  • Тетеньки и пр.

    Обычное польское объявление о съеме курортного жилья выглядит так: "Семья с двумя ангелочками (вариант: две барышни без чуваков и спиногрызов)…

  • Облетевшие листья

    Я добралась до двухнедельных каникул и даже ликвидировала огромную задолженность по проверке домашек. Вот чем, в частности, я занимаюсь сейчас:…

  • К 135-летию

    Не замечала, что у Гумилева был такой профиль. Анфас - поэт, в профиль - нет.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments