Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Categories:

о страшно-уникальном

Самая жуткая вещь, которая когда-либо была у меня, и которой я пользовалась, а не просто забросила подальше, была в то же время вещью едва ли не самой уникальной. Во всяком случае, тогда, давным давно.
Отец служил в Венгрии и изредка присылал мне оттуда всякую пеструю фигню, ибо тот барак соц. лагеря был, как известно, куда комфортабельнее. Распаковывая очередную посылочку, я тайно потешила свою страсть в писчебумажным приспособлениям, в магазинах поскольку, кроме шариковых ручек за 35 коп., мало чего было на эту тему. Подаркам от отца радоваться было некомильфо, но когда посыпались и карандашики всяких видов, и фломастеры, и едва появившиеся в природе гелевые ручки и т.п... Под всем этим прощупывалось нечто твердое, сверкнула позолота. Книга, подумала я, ибо мастера всякие и маргариты тоже ехали ко мне из Будапешта.

Надо сказать, что мама и отец, несмотря на то, что развод многократно побил брак продолжительностью, не упускали случая обвинить друг друга во всех смертных и бессмертных грехах. В частности - в безвкусице. Отец маму - за вечные короткие стрижки, за спортивные штаны в качестве домашней одежды. Что касается отца, то каблуки высотой едва ли не 10 см и фуражки по спецзаказу высотой сантиметров 20 были хороши, конечно, но то, что вывалилось из-под фломастеров, затмило все, и дело даже не в позолоте.
Следует вообразить, если только это возможно, толстую тетрадь в твердой обложке из красно-коричневого дерматина. По низу передней обложки наискось пролегала казенного вида нахраписто золотая лаврово-оливковая ветвь (клише из воинской части, как же, как же). Такая же ветвь, но поменьше, располагалась на корешке, а над первой из них немелкими основательными буквами, золотом же, значилось: РАБОЧАЯ ТЕТРАДЬ ВОЙЦЕХОВСКОЙ ЭЛИНЫ АНАТОЛЬЕВНЫ. Надо ли добавлять, что обрезы были тоже золотыми?!
Первым движением было взять этот кошмар двумя пальцами и опустить в ведро. Но все-таки тетрадь! А у меня же мания к канцелярскому. К тому же бумага внутри была высшего качества.
Я ее не выкинула. Я стала ею пользоваться. А была я в то время студенткой младших курсов. Золото с обреза как могла обтерла, кое-как обернула чем пришлось и отвела под обычный какой-то конспект.
А эпилог здесь такой. Однажды девушка Люда из провинции попросила конспект - переписать. Когда она возвращала (то ли интерес обуял, то ли обложка слетела), уважительно спросила: "ты ее обернула, чтобы золото не стиралось, да?" и прибавила, что более прекрасной тетради она никогда не видела.
Я тоже. Ни до, ни после.
Tags: мемуар
Subscribe

  • Nie pij wódki

    Когда умерла мама, на поминках, ее коллеги влили в меня рюмку водки.Подействовало немедленно – я уже несколько дней ничего не ела. Ночью я…

  • Калиспера

    Единственный период, когда я интенсивно ходила по косметическим кабинетам – предпоследняя из последних стадий маминого рака. В этом было…

  • Адье, шарашка!

    Отправила увольнительное письмо. Если все пройдет, как запланировано, с 1 мая я – свободный человек. А продалась в рабство 2 мая 2007. Ровно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Nie pij wódki

    Когда умерла мама, на поминках, ее коллеги влили в меня рюмку водки.Подействовало немедленно – я уже несколько дней ничего не ела. Ночью я…

  • Калиспера

    Единственный период, когда я интенсивно ходила по косметическим кабинетам – предпоследняя из последних стадий маминого рака. В этом было…

  • Адье, шарашка!

    Отправила увольнительное письмо. Если все пройдет, как запланировано, с 1 мая я – свободный человек. А продалась в рабство 2 мая 2007. Ровно…