March 23rd, 2020

Schreibmaschine von Hesse

корона-корона-корона

Итак, держитесь подальше от ваших голубых экранов.
Кажется, на меня, наконец, свалилась самая настоящая корона.
В четверг дико ломило все тело (встать, сесть, ходить затруднительно), и я решила, что это подступают почтенные годы, и так теперь будет всегда. А сидела я, напоминаю, в шарашечке, потому что на тотальный карантин начальству наплеватеньки.
Проснувшись утром в пятницу, я уже знала, что что-то не то. Температура была 37.2 (у меня очень редко подпрыгивает температура), горло распухло и болело, и кашель раздирал нутро. Я выругалась вслух на шарашкины порядочки и решила наблюдать. В вечеру все выглядело и вовсе угрожающе: температура перевалила за 38 и ничем не сбивалась, кашель не давал дышать и пр. Ехать в чумной барак совсем не хотелось, и я попробовала лечь спать.
Следующим утром я удивилась, что еще не умерла, и температура, градус за градусом, потихоньку поползла вниз. Кашель на месте, боль в горле на месте, температура прыгает туда-сюда, уже не держится мертвой хваткой. Несколько смененных постелей и ночных рубашек, потому что пот лился просто ручьем.
В результате видео-консультации я получила подтверждение того, что анализы делают только в тяжелых случаях, и в больницу, если не помираешь, ехать не обязательно.
Короче, вуаля. Помирают, кажется, на пятый день, у меня только четвертый.
В шарашке, похоже, пошел шорох, но так им и надо. Пусть теперь трепещут. Я никуда больше не ходила, я подхватила это там.
По дуолинго у меня тема «медицина», и итальянский урок предлагает поработать с фразой «на страну свалился неведомый вирус».
Как бы то ни было, это один из самых тяжелых гриппов в моей нетривиальной биографии, хотя, в сравнении с итальянскими старичками, я еще, надеюсь, не лишена некого будущего. Две недели дома – это очень-очень хорошо. Только вот симптомы бы прошли.