February 16th, 2015

alienor

Стамбул – 9. Патриархат

Объект, безусловно, - из первого списка, но когда начинаешь составлять этот самый первый список (Айя София, Цистерна и т.д.), то, без конфессиональной плетки, может случиться провал памяти. Так что спасибо дорогим друзьям, надоумившим.

Я всегда рада зайти в православный храм и поставить свечки за упокой. Мои родители были именно этого вероисповедания, у меня непростое происхождение и семейная история. А тут такой совершенно особый храм. Вестимо, Константинополь – не Рим, искать тут ортодоксальный Ватикан было бы смешно, и все-таки скромные размеры патриаршего подворья поражают.

Церковь св. Георгия – минималистски барочная, что соответствует времени и обстоятельствам последней реконструкции. Иконостас – богатый, но тоже новый. Кое-какие святыни – гораздо более древние, например, патриарший трон, атрибутируемый Иоанну Златоусту. Амвон, по преданию, тоже принадлежал Златоусту, но, на самом деле, оказался начала XVIIIв.

Служители в черных одеждах были многочисленны, сосредоточенны и голосисты. А вот паствы оказалось мало, половина – туристы. Друзья сели в середине, а мы – ближе к притвору, чтобы прогуливаться по приделам и удрать, если станет скучно.

Если бы удавалось отмечать в хоре что-то кроме «кирие элейсон», возможно ощущения были осмысленнее. Зато этот опыт попадает в интересную и разнообразную компанию. В тонкостях новогреческих песнопений в этой жизни я уже не разберусь. Достаточно того, что на голове у меня шарф, и креститься нужно не в ту сторону. Верх и низ совпадают и здесь, т.е., в данном случае, приводит к беспокойному поведению как заинтересованно внешнее отношение, так и гипервнутреннее. Рядом с нами сидел дед, из местных, воспринимавший службу всем сердцем, т.е. мельтешивший по храму как броунова корпускула и опережавший певчих в каждом стихе, то бишь запевавший как бы первым голосом.

Часа через полтора-два мы все-таки удрали и вышли к Золотому Рогу, настроившись на созерцательный лад. К нам прицепился местный юродивый, что соответствовало бы стилю дня, если бы пристающий не был турком. Пришлось ретироваться поближе к храму и заказать чай в уличном кафе, напротив единственной квазигреческой лавки.

Вскоре литургия закончилась, и пришли друзья, и тоже уже сидели с чаем, когда на хозяина кафе, молодого турка, напал турок постарше и круглее. Спорящие вцепились за грудки, и никаким кирие элейсон в этом дуэте не пахло, а, напротив, в руках хозяина возник то ли ятаган замечательного размера, то ли шинковка, сильно похожая на ятаган замечательного размера. Все происходило в одном шаге от нас, в двух – от греческой лавки и в трех – от патриаршего храма.
Круглый мужичок убежал, но быстро вернулся с ножичком среднего размера. Хозяин скрылся за дверью своей лавки.
А мы сидели и смотрели, готовые пуститься в бегство, прикрываясь рюкзаками и телеобъективами.

Гордо реет полумесяц


Мимесис