July 9th, 2011

Schreibmaschine von Hesse

из переснятого в Пинске

Дед, расстрелянный в 38-м. А здесь 36-й, стало быть год, 32 ему.





К сожалению, дядя не захватил (фотографирование происходило на даче) знаменитое изображение деда со Сталиным.

Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

Пинск

В этом городе прошло мое младенчество - с 3-х, примерно, месяцев и до 2-х с половиной лет.
Сюда бабушка с прабабушкой и мамой переехали из украинской деревни в начале 50-х. Потому что дядя тут заканчивал войну и так и остался, осел, женился, родил детей, внуков и, надеюсь, дождется правнуков, хотя внуки не спешат.
Бабушку устраивало, что это все-таки город, хотя с удобствами было средне. И что город худо-бедно польский, имеется костел и бабушки, говорящие только по-польски.

И все-таки, когда мне было 2 с половиной года, мама перевезла нас троих (бабушку, прабабушку и меня) в Минск, в коммуналку. После этого я провела в Пинске месяц перед школой, было мне, таким образом, 7 лет. Ни бабушки, ни прабабушки уже не было, а отец был далече. Второй и последний раз я там оказалась лет в 9. Все. Никто не верил, особенно я сама, что я там опять окажусь. Но вот же ж.

Москва, Берлин, Заболотье. Это вокзал в Бресте, неожиданно имперский, где мы ждали полночи поезда.


Collapse )