November 13th, 2010

Schreibmaschine von Hesse

заграница и трэш

Вчера получился вечер трэшевой культуры.
На выходе из синема мы надолкнулись на пожилую чету де М. Вышли мы с одного и того же фильма "Potiche".

- Не кажется, ли вам, что этим фильмом она дает понять, что закрывает карьеру? - спросила я - В самом известном молодом своем фильме она торговала зонтиками, теперь она их производит.
- Не знаю,- говорят де М. дуэтом, не знаю.
- А ведь мы жили в Шербуре, - говорит мадам де М. - как раз когда там снимался фильм, и часто встречали Катрин Денев на учицах города. Как она была хороша!
- Она и сейчас еще красива, - отвечаю я.
- Ну все-таки, все-таки возраст. Она одного возраста с нами, может быть мы старше на гос, может быть, она.

Де М. - совсем старенькие на вид. Катрин бегает кроссы, может, во всяком случае, пробежать под камерой, они вряд ли смогли бы. И для них, и для нас - поход ностальгический, но в разных смыслах.

Мы видели этих актеров, Денев и Депардье (поодиночке, правда, я не помню, чтобы они снимались вместе) в совестком кино, в советском телевизоре, сквозь замочную скважину, в которую иногда можно было подсмотреть, что происходит в свободном мире. И вот те же актеры, постаревшие, они теперь наши соотечественники, мы слышим их живой голос, в немудреной разговорной речи. Мы поймали за хвост какое-то время, мы успели увидеть этих актеров в новом фильме. Какая Одри Тату, когда Катрин еще может пробежать под камерой, улыбаясь.



И последнее замечание, на грани спойлера. Инцест как запрет существует из соображений репродуктивных аномалий, это значит, что гомосексуальный инцест свободен от любых запрет-off.