November 10th, 2010

Schreibmaschine von Hesse

Casablanca

Каждый день пишу утешительные письма в Марокко, в свободное как будто от Марокко время. С частного мейла на частный мейл.

Арабскую девушку, мою подчиненную, вышибли с работы ее локальные начальники. Работала она, конечно, средне, но кто же там хорошо работает? Как могла, старалась. И уж точно я на нее не жаловалась. Ее локальный начальник устроил ей сцену, крича во все горло, что она полный ноль. В результате, она была вынуждена мгновенно уйти. Так по ее словам. Что там было на самом деле, никто не знает, кроме нее и начальника. Может, начальник хотел пристроить кого-то из родни на ее место, а, может, она и правда там за дурочку проходила, мизогинное общество и т.п. По правилам игры, мы можем вмешиваться в идеологические, но не кадровые марокканские вопросы.

А она старшая дочь в семье, там еще четверо младших, и надо бы помогать родителям. Ко всему у нее вчера умерла тетка, молодая. Если арабы говорят "молодая", значит "совсем молодая".

И вот, пишу девушке, что это такой период, это пройдет. И, конечно, ищу свою вину. Хотя очевидно, что если случается плохое, причины найдутся сразу со всех сторон, и общий вектор сводится все к тому же: такой период.