May 16th, 2010

Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

У литератора есть масса демиургических преимуществ перед нелитераторами. Например, такое: откровенные враги сами просятся в персонажи, и чистят тем самым карму: и свою, и писательскую. Где нелитератор разразился бы бурей гнева, множа хаос и перуны, литератор скажет: "Ааа, сударь/сударыня, добро пожаловать!" Так зло, в буквальном смысле, превращается в добро.

Прошедшая неделя выпала на редкость урожайной: возлюбленная соседка с ее судебным процессом и близорукий эстет с ушами набекрень. Одна беда: все гротеск какой-то прет, нужно понижать градус, иначе выгонят из реалистов.
alienor

immaculate virgini, kebab panini, couscous tajini

Город Либурн - главная из бордоских бастид. Это укрепленные городки, призванные задержать нашествие подлых англичан. Заминка в том, что боевого духа тут нет и никогда, кажется, не было. Городок на редкость сонный. Но и у него настал звездный час.

На время праздников железнодорожный мост закрыт на плановые работы. Поезда не могут переехать Гаронну и отправляются из Либурна. Моей пыльной и безразличной клавы не хватит описать в красках весь праздник и ажиотаж, творящийся в древней цитадели безмятежного покоя. В одном кафе закончился кофе, в другом - столы, в бутиках - пакеты и английские свитера. (В память о славном англофобном прошлом, добрая половина бутиков - с английскими названиями и содержанием.) Радостные либурнцы стараются смешаться с толпой транзитных и мимикрировать. Птушники из лицея имени местного уроженца Макса Линдера косят под звезд синема. Все в рамках жанра: сам Макс (рожд. Gabriel Leuvielle) весьма успешно косил под англичанина. Увы, в понедельник сигаретки и прожекторы придется потушить. Мост откроют, разгул закончится, и цитадель вернется к своим незамысловатым рифмам.