October 27th, 2007

Schreibmaschine von Hesse

заяц на пустырях

Отправила третий перевод, последний. Одновременно подоспел юбилей: полгода на (не очень уже новой, стало быть), службе.
Первый вывод: выжить удалось.
Второй: это не жизнь.
Если задуматься о смысле происходящего, о том что дураки и пройдохи процветают на нехилые гранты, а я, такая прекрасная, должна заниматься х.з. чем, остается просто пойти и удавиться. Поэтому о печальном лучше не будем. Хотя бы потому, что сегодня суббота.
Из положительного, из относительно моего. За полгода написано 2 французские филологические статьи, одна русская семиотическая, переведено 3 рассказа с английского: большой и 2 средних. Т.е. получается по штуке в месяц. Были, правда, гости и болезни, что существенно снижает производительность.
Вывод третий, жанровый. С глянцем, как способом добывания денег, завязано. С журналистикой per se тоже. С переводами надо тоже завязывать или почти завязывать в пользу исключительно собственных текстов. Это немножко печально, потому что даже в переводах, неоригинальных трудах, пробивается магия текста, порой немалая.
Вывод четвертый, априорно понятный: из шарашек выводов не вынесешь и романов из них не спрядешь. Там процветает гротеск, причем вялый - не мой жанр.
Смогу ли я в этих условиях справляться с собственными текстами, одновременно выстраивая отходы из временного, ложного места - вот это и должны показать следующие полгода.
Большая идеологическая проблема: как совместить научность и свежесть мысли в научном труде. Решение, в принципе, понятно: масса псевдоподпорок из левых цитат. Но голова немножко болит от зыбкости процесса.
Статьи я выложу со временем на сайт. Куски рассказов могу положить в качестве рекламы хоть бы и сюда (а то и целиком, под замок, если уважаемые редакторы не против).
А заяц - заяц таки на пустырях. To be continued.
Schreibmaschine von Hesse

диспозиция

Заяц прыгал по газону перед шарашкой. "Видела зайца", - сказала коллегам. "Да их здесь дофигища", - ответили.
И правда, частенько приходится проезжать по маленьким бурым шкурках в лужицах крови. Стараюсь не попадать колесами в душещипательное месиво, но не всегда удается не попадать.
При первоначальном осмотре местности - из окон машины - обнаружились лесочки какие-то, в которых, казалось бы, можно гулять в обед или посидеть на лужайке.
Однако же, стоит приблизиться к такому лесочку пешком - по окраине дороги, ибо тротуары отсутствуют - и видно, что войти под сени и тени можно только пробравшись через ров глубиной метра полтора и шириной метр и через проволочный, колючий забор. С дороги, в окна машины не видно всех этих фортификаций. Но кролики все одно убегают. И прыгают по ухоженным газонам, обрамленным цветами. Мне не нужна эта ухоженность, это регулярное жужжание крохотного трактора, который привозят в кузове грузовика, и, пожужжав, увозят опять. Гармонии нет и не будет. До такой степени, что это не раздражает и не мешает существовать. Тема пустоты, в сущности, неплохая тема.