March 15th, 2007

Schreibmaschine von Hesse

Рим - Капитолий

На Капитолий забрались - как же не забраться на Капитолий? - что посмотреть в пустые глазницы императоров. А дитя хотело волчицу. Получило. Волчица большая, в натуральную величину, успела немножко проржаветь - ей не меньше двух с половиной тысяч лет. А близнецы - "новенькие", ренессансные близнецы.


Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

термы, сами понимаете, Каракаллы

Место чрезвычайно правильное, донельзя положительное место, особенно в яркий летний день, каким получился тот последний римский день в начале марта. Поверхностные впечатления этого второго визита (первый - 12 лет тому): а) размах. Термы огромны, status in stato; учитывая, что общественный транспорт отсутствовал, повозки были не в чести, и всюду приходилось ходить пешком, трудно понять, насколько практичен такой размах. б) темпы строительства. Императоры строили для себя, а не для грядущих поколений, и строили очень быстро. Все было сделано за 4 года, включая водопровод и мраморную отделку. Стоит ли после этого рассуждать о непродуктивности рабского труда?

На краю дорожки сидел на корточках азиатский человек в кепочке и бодро, без карандашных наметок, рисовал на маленьких листочках руины, как рисуют горы - изгибы, изломы, никакого намека на кирпичную дискретность. На скамейке - две монахини, средних лет и молодая. Что привело их в это языческое место? Поиски модели пургатория? Ян Павел посреди Колизея поставил крест, в термах креста нет. Молодая дама, явно из ближайших пятиэтажек, которые, впрочем, не так уж близки, бродит привычно с колясочкой. Самый правильный способ посещения терм. Я имею в виду привычность, а не колясочку. Впрочем, колясочку тоже. Кирпичи переживут младенца, но пока его будущее ярче и непредсказуемее.

Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

Рим будничный

К XVI в. успел застроиться так, так нанизать на холмы кольца своих кварталов, что порой забываешь, где находишься. Типичный итальянский город. Но какой? Второго такого все-таки нет, даже если забыть о битом мраморе, Ватикане и фонтане Треви.
В каждом из этих домов хочется жить



Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

Венеция

Башня ( Torre Pendente ) - символ конца (кхе-кхе) эпохи фаллократии. К счастью, феминистки до этого не додумались, иначе никакой подземный цемент бы не помог.

А Венеция, как ни парадоксально звучит, - пророчество о Новом Свете, когда город возводится в пустоте, а не поверх другого города, когда нечего рушить, ибо никто здесь не жил (я не о Мексике, конечно). Радикальный способ достичь преуспевания. Виртуальный город, виртуальная жизнь, беспочвенность и безысторичность. Начало. И конец. Если это все-таки сползет в воду, поверх уже никто ничего не выстроит. И из пучины город не восстанет. Одноразовый. Но какой!

Я не хотела вешать картинки. Это уж как-то... Даже дома держать такие пейзажи, прямо скажем... Если, конечно, не оригиналы Каналетто.



Collapse )