February 28th, 2007

Schreibmaschine von Hesse

Венеция - мемуар

Самоубийц и прочих доходяг нужно поить до потери сознания и выкидывать посреди Венеции. Если затеют топиться в каналах - так тому и быть, их уже не спасти. А иначе у них появляется шанс.

Так случилось со мной 12 лет тому, как и требуют всякие циклы. Почти 13, если честно. Самоубийцей я, правда, не была, а была зомби, что еще хуже. Полгода безвылазного Бордо (первая настоящая заграница) оттащили меня от смерти, но до жизни все еще было очень далеко.

Ко всему мы были бедны как церковные мыши. Вот и поселились на неделю в церковном (бывшем) приделе, успев урвать по 2 дня в Париже и Риме. В столицах мира - дешевые клоповники, конечно. Зато в Венеции - квартирка какого-то антиквара с соответствующим интерьером. Мне? Это? С моими вечными окраинами и пустырями.

Чтобы провернуть антрепризу пришлось 1) вскрыть израильские пенсионные фонды (тут кто кого: или ты пенсию, или она тебя), 2) вызвать в Бордо единственного нашего деда. Он сидел с детьми (в то время 4 года и год), и пришлось ему несладко: полиция штурмовала дом, чтобы выселить соседей за неуплату. А дед решил, что это палестинские террористы пришли по его душу, и баррикадировался как мог - ни шкафов, ни и т.д. у нас не было, жили всем кагалом в студенческом пустеньком студио.

Опыт оказался более, чем удачным. В жилах у меня с тех пор - зеленая водица, а стих немедленно пошел вполне себе пристойный. После пяти лет поэтического молчания, которое в молодом возрасте, как правило, значит: всё.

Позавчера я ходила, конечно, хватаясь одной рукой за сердце, а второй - за зонтик, потому что погода была вполне себе венецианская. Было бы пикантно помереть в Венеции. Для пущего колорита - бутылку граппы в карман и подойти к театру, который после того, как мы его обгуляли 12 лет назад, немедленно сгорел. (Это в Венеции-то!) Но проект пока откладывается.

Ту церковную квартирку, что интересно, мы толком не нашли в этот раз. Церковь - если это она - перекрасили из белого цвета в красный, который успел облупиться. Действительно давно дело было. А, может быть, и неправда.

Девица М., расколотившая муранскую вазочку, которую мы возили с собой лет 7 (вазочка была маленькая, а девица уже довольно большая), утверждает, что ничего она не била, и никакой вазочки не было. Копию мы не нашли, даже минимально похожую не нашли - нет больше таких вазочек. Видимо, она приснилась. Так же как коты на всех площадях, во всех кафе - прежде, чем сесть за столик, смахиваешь с него кота. Куда делись венецианские коты? Нет ответа.

Картинки показывать? Качество - сами знаете.
Schreibmaschine von Hesse

Венеция с точки зрения автомобилиста

Извращение, что говорить. Но веселое и бодрое извращение.

Указатели выглядят феерически: Венеция - налево, Мурано - направо. Какая Венеция? Какой Мурано? Где я вообще? Сворачиваешь на Венецию, открываются указатели на еще 3 разные Венеции. Откуда? Не пора ли упасть в воду? Воды при этом не видно, по обе стороны дороги - какие-то склады и прочие сараи, так себе пейзаж. Только выскочив, наконец, на мост, убеждаешься, что едешь правильно, и вот она, не самым парадным, скромным боком.

Последнее место, где еще есть машины, - пьяццале Рома. Там автостанция, несколько многоэтажных паркингов и прочий бардак. В частности, несколько гостиниц. В одну из них, с паркингом, мы и вписались. Паркуются в нем так:



Моя - правая нижняя. Колер, конечно, не вышел. Имя ему, меж тем, - венецианская водица, проверено.