November 10th, 2006

Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Вот она модерновая литература: если в начале повествования персонаж на последних месяцах беременности, то к концу ребенок родиться не успеет, так и знайте.
Смещение фокуса, фрагментарность, статика.
Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Служка нежный, в бестрепетном храме,
Затвердив песнопения Раме,
Перелистывает зеркала:
Та ли ты, что когда-то была?
Здесь не то выраженье лица,
Там не та амальгама.
О, пресветлая Рама,
Пощади мудреца!
Что попало в тебя, то вернется,
Разве что – не сейчас.
Досточтимая Рама, помилуй уродца,
Не открывшего глаз.
Рассыпаясь от скупости рук, безразличия слова
Отражений бесцветных ресниц,
О, волшебная Рама, помилуй чужого,
Не упавшего ниц.
Мир плывет в достоверные дали,
Я пою и блюду ремесло.
Кришна-Рама возлюбит едва ли
Не познавшего зло.
Тень смиренья в полдневных пределах,
В завитках заплелись воедино позолота и грязь.
Рама, что же, помилуй за дело,
Раз ленца не пришлась.
Царствуй, злая граница Завета!
Ты гибка, многолика – спасибо за это.
День прошел, моя песня не спета,
Но еще далеко до рассвета.
Всем, кто слушает, выйдет урок.
Только мне невдомек.
Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

О, просвещеннейшие!
Кому-нибудь известен такой эпизод в литературе, чтобы кто-то тайно поселился в музее Метрополитэн?