February 10th, 2006

Schreibmaschine von Hesse

из комментов к одному подзамочному

(О том, что интерес к русской литературе на Западе вернется лет через 20.)

Я экстраполирую, конечно. Один довольно противный господин рассказал, что цикл литературного интереса - 20 лет. Почему так - трудно понять, подрастает новое поколение, что ли. Господин этот занимается изданием наследия Гессе. Еще куча всего неразобранного - дневники, письма, стихи в черновиках, недописанные рассказы. Он все это разбирает и потихоньку издает. Так вот, говорит, Гессе начинает интересовать читающий мир раз в 20 лет. Удивляло его в этом не то, что общепризнанные классик не всегда в моде, и интерес угасает, а то, что интерес возвращается. Господину - что, он на работе. А вот дураки-читатели!

Так вот, французы говорят, что интерес к русской литературе/культуре сейчас нулевой. Был интерес к диссидентам и к первым постсоветским. Прошел лет 5 назад. Значит, всплеска следует ожидать уже через 15 даже, а не через 20 лет.

Но рассчитывать на это не нужно. Детские сады, ибо, не пустуют. Общая матерость и интеркультурализм - вот к этому нужно стремиться годам к 50, мне кажется.
Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

У меня есть 3 клавиатурных способа:
1) всеми десятью пальцами;
2) одной рукой (в другой в это время черновик или книга);
3) одним пальцем.

Угадайте, как я пишу самые важные вещи.
Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Духи простора, я запираю вас
В малой комнате с видом на стенку.
Будет не раз: в мой лоб вы стучитесь, как в дверь.
Будет не раз: убегая в простор, за собою тяну вас шлейфом.
Но там вы пугливы, привычны к другому.
Будем держаться (бес)плотной толпой, вместе.
Где я с вами – я дома.
Где я с вами – там дома, конечно, нет,
Там предел упований.
Я не то, что в нирване,
Я подбираюсь к третьему тому своей судьбы, я выбираю.
Духи простора, вам придется стать
Моими гончими псами,
Моими быстрыми хищными птицами.
У меня – ни одной перчатки.
Добыча не в этих пространствах,
Вам придется учиться идти насквозь.
Я ваш мэтр золотой, я почти всегда в черном.
Духи простора, я буду учиться у вас – прозрачных, упорных.