September 8th, 2005

Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Скрывайся, мальчик! Впоперек судеб
Кричи: свобода, мол, ждала у входа.
Мне горя нет в тени чужой природы.
Мне срока нет. Куда уходят годы –
То знает Феб.

Теченье дум смирит теченье лет.
Печаль твоя –о, вправду ли бездонна?
Хотел побед, достались лишь препоны.
Кому воздав, бесчинствуют законы,
Кому и нет.

Спеши исчезнуть до грозы чумной,
До радужных, до радостных закатов.
Собачьи очи траурной Гекаты
Глядят едва ль не ласково, пока ты
Еще со мной.
Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Бог и дьявол побрезгуют местом пустым,
Где нет ни пучины, ни зыбких медлительных звезд.
Люди станут безвольны, безвинны,
Летописным трудам не подвластны,
Прочтут по слогам: пус-то-та,
Звук пустой отлетит в никуда,
Сам в себя отразясь, приумножась.

Имя месту сему: пустота,
Безмятежна она и чиста.

Залетит ли заблудшая стая,
От нее отобьется вожак,
Ускользнет за безвидны границы.
Птицы смолкнут – на то они птицы,
Чтоб понять недвусмысленный знак.
Человек ли воспрянет, мечтая,
Но поникнет и он: воду лить, не сносить решета,
То и это растает.

Имя месту сему пустота.
В пустоте не воздвигнуть креста.

И жрецы, отслужившие мессу никому и нигде,
Воспоют тишину тишиной,
Небеса не вберут ораторию тягостных вздохов,
Ибо нет ни небес, ни долин и ни вод.
Если что примерещится – это пройдет.
Расточая вотще поцелуи, пустотой начиняя уста,
Не спасешь и не ранишь.

Имя месту сему пустота,
И ее не обманешь.

Что за путник, откуда, сказали б с востока,
Когда бы еще оставался восток.
Я прошел площадями больших городов,
Я прошел и нигде не оставил следов,
Так утоптана почва, так камни остры.
Я плакал и шел,
Рассыпая моленья свои по преддвериям рая и ада.

Я искал бестелесность, безвещность, без сна
Шел и шел, за страной открывалась страна,
Но я видел: не та.

Имя место сему пустота?
Вот ее мне и надо!

Вмиг очнулись и люди, и дьявол и Бог.
Ты искал пустоту? Ты ее превозмог!
Пустота – это тоже тяжелый обман;
Пустота – это тайный запретный дурман.
Все на месте: суды и пожары,
И зажжется огонь, и прольется вода,
Завтра будешь казнен и вернешься сюда,

И узнаешь страну, хоть страна уж не та.
Только имя ее навсегда пустота.