Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

  • Mood:

из поезда

Сегодня пока все (почти) по расписанию. Как собиралась что-то такое написать в поезде, так и пишу, сидя задом наперед, где-то в окрестностях Нима.

Первый вывод: визитные карточки еще что-то значат. И их отсутствие тоже, надо завести. Веленевые или глянцевые?

Второй вывод: Издание русскоязычной литературы, особенно поэзии во Франции держится на чистом энтузиазме. Переводчики берут свои переводы, т.е. сделанные ими переводы русских поэтов, и идет по издательствам. Везде говорят одно и то же: авторы совершенно неинтересные, да и переводы так себе. Профессионалы ведь умеют, по одному только переводу, не зная языка оригинала, оценить и перевод, и оригинал. Наконец, находится одно издательство, согласное выпустить сборник-тетрадку на серой бумаге.

И все это правда: и то, что авторы не слишком интересны, и то, что издавать все-таки надо. Фиксация имени, очередная серая обложка немало добавляют к пестроте мира. На свете счастья нет, покоя и воли тоже нет, но есть все-таки пестрота и разнообразие. Именно она и позволяет относительно вытерпеть муку идеала. Барахла много, хорошего мало. Но раз уж хорошего мало, спасибо, что плохого много. Главное не питать иллюзий и не сметь разочаровываться.

Вывод третий. С большими поэтами, претендующими на лидерство, дело иметь проще, чем с маленькими, осознающими (что совершенно справедливо, адекватно и говорит о здравости их психики). Ты первый, я первый, за что мы друг друга любим и уважаем. Мегаломания фарева!

Вывод четвертый. С филологами, с чистыми филологами-описателями, без литературных или концептуальных амбиций иметь дело и сложно и легко. Сложно, потому что они не способны оценить качество, они и не вправе, собственно, ставить оценки. Они читают, пытаются сделать свои какие-то выводы: сюжеты, темы, параллели. Оценить, стало быть, они тебя не смогут. Но все-таки тобой заинтересуются, потому что их дело и тебя проанализировать. Немедленно жечь рукописи!

Вывод пятый. Скрытых евреев гораздо больше, чем антисемитов.

Вывод шестой. Никто меня не понимает, но гибнуть я буду громко.

Просто наблюдение. Плохо сделанный trompe-l’œil все равно хорошо сделан. Монпелье. Левая арка настоящая.

Просто наблюдение. Купила журнал к 60-летию Израиля, пусть дети почитают. Юноша передо мной покупал две пачки сигарет и зажигалку. «С каким дизайном зажигалку?» - спросила пышнотелая киоскерша. «Все равно», отвечает юноша. Получилась с красной звездой и печально знакомым прищуром под кепкой. Так что заканчиваем вопросом о допустимости безразличия.
Subscribe

  • Тетеньки и пр.

    Обычное польское объявление о съеме курортного жилья выглядит так: "Семья с двумя ангелочками (вариант: две барышни без чуваков и спиногрызов)…

  • Облетевшие листья

    Я добралась до двухнедельных каникул и даже ликвидировала огромную задолженность по проверке домашек. Вот чем, в частности, я занимаюсь сейчас:…

  • К 135-летию

    Не замечала, что у Гумилева был такой профиль. Анфас - поэт, в профиль - нет.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments