Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

Categories:

История про К., про G или, скорее, про F.

Начать почему-то хочется с мемуара про Koку.

Среди второстепенных несчастий моей молодости - распределение в НИИ. О нравах, царивших там, уже немножко было раньше. Начальником отдела (в отделе 4 сектора, человек 70 в общей сложности) числился некий Николай К., которого за глаза звали Кокой. Я решила, что Кока = Коля, но мне объяснили, что не совсем, и рассказали историю. Сектор занимался разработкой тестов для ТЭЗ'ов (типовой элемент замены, т.е. плата, схема). Смысл деятельности - тут необходимо слегка углубиться в технические детали - выбрать такой набор нулей и единиц на входе, чтобы проверить максимальное количество диодов, триодов и пр., составляющих схему. Проверить все элементы не удавалось никогда. 70% проверенных элементов считались хорошим результатом. Чтобы повысить процент, в схему привносилась некоторая избыточность. Но бывали схемы и вовсе нетестопригодные. Короче, вокруг этого дела имелась теория, не слишком сложная, не слишком простая, которую можно в двух словах объяснить любому разумному человеку. Но Коку, увы, к этой категории граждан отнести было трудно. За несколько лет начальствования он так и не понял, чем же занимаются его подопечные. Прежде он был начальником на мясокомбинате, еще раньше на швейной фабрике, а потом партия велела, ну и вот. Теории тестирования, триггеры, сопротивления, входы, выходы и даже проценты никак не хотели откладываться в честной кокиной голове. Почему-то ему втемяшилось, что работа состоит в том, чтобы оттестировать как можно больше схем. Поэтому, когда сдавали первую систему, по рассказам (это было до меня), каждые десять минут распахивалась дверь сектора и звучала одна и та же фраза, вошедшая в историю и превратившая Колю в Коку: "Коки тэзаў?" В переводе с кокиного языка на нормальный это значило "Сколько тэзов?" Потупленное молчание подопечных наводило Коку на мысль, что работают они из рук вон плохо. Хохотом разражались, когда Кока уходил, уже можно было смеяться. Потому что раньше Кока был начальником сектора, т.е. сидел в комнате с подчиненными, а не в отдельном кабинете, и выйти из комнаты можно было только в туалет и только два раза в день: утром и после полудня. Но этих ужасов я не застала, к моему явлению Коку повысили до начальника отдела, и стало свободнее. Потом его еще раз пытались повысить, но все-таки выгнали в конце концов. В это трудно поверить, но Коку действительно уволили за несоответствие занимаемой должности, т.е., если называть вещи своими именами, за тупость.


Эта история покоилась где-то на задворках памяти и выплыла, когда в шарашке возник Фредерик. Появился он через пару недель после меня, начальница его представила: Фредерик и Фредерик, ничего интересного, ничего имперского, тривиальный маленький французик. Держался тихо, пялился в экран. Потом я заметила, что на экране у него - исключительно экселевские файлы и, стало быть, он тоже начальник. Зачем нужен второй начальник, понять было трудно, но мне бы деньги платили, собственно, а все эти повороты - не из моего романа. Вскоре выяснилось, что Фредерик - начальник над меньшей половиной отдела, т.е. всего над 9 сотрудниками, включая меня и самого Фредерика. Зачем понадобилось над такой маленькой группой ставить дополнительного мэнэджера - не моего ума опять же дело. Коллеги посмеивались по углам, но возмущаться не решались. А причин для возмущения хватало, ибо, просидев неделю над экселем, за вторую неделю Фредерик успел поиметь всех, причем самыми извращенными способами. Работа, надо сказать, очень тяжелая. Группа из 8 человек (Фредерика исключим) - самая крутая в шарашке, т.е. резон начальства мог быть примерно таким - полностью освободить инженеров от организационной работы, отчетности и пр. О том, что всего этого стало больше в несколько раз, можно не рассказывать. Беда не в этом, а в том, что Фредерик, бывший программер, честно начал пытаться разобраться, чем же мы занимаемся. А там - ой-ой-ой: неандартальская протухшая система, созданная под IBM примерно той конфигурации, какую я имела в (см. выше), поверх всего нагроможден глючный интерфейс и все на тему биржевых операций с соответствующими объемами данных и логическими экивоками. Программ - десятки тысяч, в них - заплатка на заплатке, как это все хоть как-то работает - понять невозможно. Как-то работает. Но если нужно внести минимальные изменения, концов не найдешь. Фредерик, стало быть, пыхтел, из кожи лез и всяко пытался нам... помочь.

Как-то, в очередной раз добравшись до меня, он спросил буквально следующее: "Ты делаешь ГОТО?"
Многие уже, наверное, поняли, в чем дело. Но вопрос-то по-французски, вопрос неожиданный, контекста нет, зацепиться не за что, и в голове у меня мгновенно прокручивается:
1) какое-такое гото?
2) хреново же я знаю французский!
3) чего он опять пристал?! Шел бы экселем занялся.
4) Что за гото? Может, гато, т.е. пирог. Нет, с чего бы французскому мешаться с нижегородским или где там окают.
5) Эксель не ждет, отцепись!
6) Ой, совсем хреново с французским, немедленно за учебники.

И тут меня осенило. Ну да, конечно. Фредерик поворошил прелые листья своих программистских познаний и вспомнил, что оператор go to склонен породить бардак в программе, а значит, не исключено и обратное: ежели бардак имеет место быть - как знать, не злостный ли go to виной?

Этой истории полагался следующий постскриптум: во второй, большей половине отдела появился свой Фредерик и зовут его Эрик. Пока сидит тихо.

Но события последних дней написали совсем другой постскриптум. Хотя, для того чтобы стал понятен весь его смысл, придется сделать небольшое отступление. С месяц назад на общем собрании в духе бул-шит случился неожиданный поворотец: маленький начальник из Парижа заявил, что какие-то фонды перерасходованы и надо убирать людей в другие отделы. Причем, убирать надо не из большой половины отдела, а из маленькой, одного, а то и двоих. Казалось, золотое решение очевидно, но не тут-то было. Фредерик, конечно, ерзал, понимая, что положение его шатко, но все-таки усидел начальником уже не над восемью подчиненными, а над шестью. Примерно в это время и появился Эрик, под начало к которому попало человек 15.

Так вот, собственно, настоящий постскриптум. Пару дней назад приходит групповой мейл, в котором сообщается, что фонды опять перерасходованы, поэтому приходится убрать... Эрика. А про Фредерика в мейле ничего не было.





Это был постскриптум, а вот и резюме: Ф. круче К.
Tags: мемуар, служба
Subscribe

  • Враг наносит (последний?) удар

    Я, конечно, понимала, что выбраться из шарашечки я смогу, в лучшем случае, ползком и с мордой, разбитой в кровь. И вуаля, вуаля. Шлют мейл.…

  • Адье, шарашка!

    Отправила увольнительное письмо. Если все пройдет, как запланировано, с 1 мая я – свободный человек. А продалась в рабство 2 мая 2007. Ровно…

  • О службе

    Прошло уже полтора месяца преподавания, и я доскакала до осенних каникул. Ура! Все идет как по маслу, вот просто как по маслу. Несмотря на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Враг наносит (последний?) удар

    Я, конечно, понимала, что выбраться из шарашечки я смогу, в лучшем случае, ползком и с мордой, разбитой в кровь. И вуаля, вуаля. Шлют мейл.…

  • Адье, шарашка!

    Отправила увольнительное письмо. Если все пройдет, как запланировано, с 1 мая я – свободный человек. А продалась в рабство 2 мая 2007. Ровно…

  • О службе

    Прошло уже полтора месяца преподавания, и я доскакала до осенних каникул. Ура! Все идет как по маслу, вот просто как по маслу. Несмотря на…