Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

философия поэзии - 1

Я совсем не собиралась в эти дни что-то такое писать, хотя тема занимает меня годы, если не сказать десятилетия. Но раз уж пришлось к слову, нужно объясниться. Прошу прощения за сырой текст, спешу.
Концепция устоялась за последние года 3, и из нее же самой следует, что перемениться она в ближайшее время не должна. Это значит, что можно и нужно писать книгу. Но начну я это делать не раньше, чем через 2-3 года. Во-первых, потому что есть несколько других начатых дел, и я просто увязну, ничего не доведя до конца, и, во-вторых, предстоит огромная работа с источниками.
Ясность концепции не означает ясности плана. Понятно, что первые части будут исторические: роль поэта в мировой культуре, история европейских канонов. Все, что я сейчас изложу, – не более, чем тезисы. Требовать от них доказательности и убедительности рано и бесполезно. Философская система – а речь идет именно о ней, потому что я собираюсь излагать культурологический взгляд на вещи – должна быть внутренне непротиворечива; это все, что от ее требуется. Принимать ее или не принимать – дело читателя. Но принимать к сведению все-таки желательно. Хотя бы как забавный курьез.
Я не скажу ничего нового. Но это будет настолько хорошо и давно забытое старое, что вполне может восприняться как новейшая ересь и самодельная бомба, подложенная под – стройное-не стройное, какое уж есть – здание поэзии. Она, система, насквозь положительна, но будет восприниматься как разрушительная. Не мир, но нитроглицерин.
Записки эти обращены к тем, к кому они обращены – к людям, которым небезразлична поэзия, ко всем, кто к ней причастен, и к кому причастна она. Рассчитывать на понимание было бы наивно. Хотя бы на немедленное понимание. Вон, Иванов писал, что придет время, когда его поймут по-настоящему да оценят. И что же, можно считать, что поняли и оценили кто-то, кроме меня да покинувшего нас во славу Академии Дениса Иоффе? Ложным, стало быть, пророком оказался Вячеслав Великолепный. Куда уж мне?
Цель поэтому сейчас скромна – заронить зерно (не сомнения, но наоборот) в почву, чтобы вид цветка, если ему предстоит взойти, стал привычным до того, как вырастет целый луг таких цветов. Я надеюсь, что даже тот, кто не примет систему, сохранит ее в окраинах памяти, а дальше время сотрет или достроит.
Я даже не уверена в том, что я хочу писать эту книгу. Я с радостью передам идею тому, кто ее примет, и обладает уже материалами. Или давайте собирать материалы вместе, комьюнити можно завести, например.  Десяток авторов для такого труда – не много.
Я предвижу все возражения. Я сама могу их заранее перечислить, и живое, мол, затягивается в жесткий футляр, и бездоказательно, мол, все. Но не буду сейчас тратить время на это разрушение разрушения или разрушение созидания – со стороны виднее. Возражения прошу в комменты, там мы их поштучно разберем и разоблачим. Но еще более порадуют меня позитивные вопросы и просьбы об уточнениях.
Концепция не учит писать стихи. Она учит разбираться в стихах как явлении, в поэтах как явлении. Что же касается частностей, из этого следующих, – да, они, действительно, из этого следуют. Как любая общая теория, она способна объяснить частности, не объяснимые сами из себя. Но сейчас не до частностей. Общее бы изложить грубо-грубо схематично. А преамбула и так затянулась.


Испокон веков среди прочих инь-янов мироустройства числился и такой: просвещенная поэзия (барды) versus народная (менестрели). Первая основана на долгой и основательной теоретической подготовке, вторая свободна как птица и ничего формально не требует, кроме охоты петь (голос уже не обязателен). Деление, разумеется, условно. И в народной есть свои каноны (может, их еще больше, чем в просвещенной), и в просвещенной – своя свобода (может, ее еще больше, чем в народной). Два этих направления постоянно слегка враждовали и испытывали сильное взаимное влияние. Когда просвещенные чувствовали, что несколько закоснели и надо бы влить свежей крови, они не гнушались выступать на поэтических турнирах вместе с народными. Впрочем, какими уж такими народными были вполне ученые люди, единственная ущербность которых состояла в том, что они «академиев не кончали»? Когда богатый барин, сидя во дворце, подражая заезжему барду, чего-то там кропает, о каком народе может идти речь? Называть такую поэзию народной, начиная с какого-то момента, стало необоснованно. Поэтому будем впредь называть ее стихийной. Что же касается академии, то окончить ее было очень даже полезно. Каждая буква, оказывается, что-то значит. Слово – это как минимум сумма смыслов его букв, а есть же еще и более тонкие смыслы; если буквы оказываются рядом, они ослабляются или усиливаются, например. Поменяв одну букву в слове, получишь совсем другую систему смыслов. А предложения целиком? А ритмы? Правильно сложенная песня могла ввергнуть слушателя в восторг или в горе и даже убить. Стихийные поэты, подражая просвещенным, делали это очень поверхностно, подобно тому, как напяливаем мы кимоно по утрам, а сами не знаем ни одного иероглифа.
Ныне нет больше ни взаимовлияния, ни соперничества, ибо – это первый мой тезис – стихийная поэзия полностью поглотила просвещенную. Поэтов-жрецов, поэтов-провидцев (не путать с юродивыми, которых всегда хватает) больше не осталось.
Если где-то возникало какое-то направление или школа, вокруг него немедленно начинались игры по типу свои-чужие, но они были не более, чем пародией на древнее соперничество просвещенных и стихийных поэтов. Школы (были) ущербны своей неживучестью. С точки зрения истории все они – бабочки-однодневки. И тем еще были ущербны, что касались чаще всего внешних второстепенных вещей: формы или ее отсутствия, второстепенной идеологии.
Тут следует, вероятно, упомянуть систему советских лит.институтов как единственную в своем роде пародию на древние поэтические академии. Ибо нигде больше в мире, лет уже этак тысячу, нельзя было стать дипломированным поэтом.

Где генезис современной стихийной поэзии? Грейвз полагает, что все очень плохо было уже в классической Греции, и философия убила поэзию. Но сам же пишет потом об Ирландии, где все еще было вполне хорошо в XII даже веке н.э. Отметим: приход христианства лишь слегка скорректировал традицию, а то и обогатил ее. Ибо друидом стать было невозможно, и поэт – последняя ступень иерархии, на которую мог подняться поэт. Тут тавтология, но так уж.
Современная европейская поэзия началась с первого трубадура, с тех то есть пор, как Гийом IX, мой вроде как земляк, дед Альеноры Аквитанской, вернулся из крестового похода в потрясении от ужасов, увиденных на святой земле. Он был грубый мужик, даром что князь, нельзя сказать, чтоб безбожник, но от церкви отлученный и пел на народном окситанском наречии. И что же, уже через полвека у следующих трубадуров были ирландские учителя, и кое-что преподали. В это же время в европейскую поэзию проникает рифма – спасибо тоже крестовым походам. О рифме надо отдельную часть. О том, в частности, может ли она служить «новой академией». Я полагаю, что нет, но это отдельный, обстоятельный разговор. Как бы то ни было, вот истинная крестоносность XII века: западный сюжет пересекается с восточной структурой. Музыка, заметим, еще сохранялась, стих был песней. Здесь, быть может, уже время привести мое определение поэзии. Поэзия (да и музыка тоже) есть атавизм религиозного гимна. Или иначе: поэзия есть атавизм универсального знания. Чем ближе к гимну, тем лучше. Если только речь не идет об иронической поэзии (а о ней речь-таки не идет), то поэт – это тот, кто видит перед собой бога, которому он поет. Это может быть личный, персональный бог, но он должен непременно присутствовать. Если не видишь никого, возроди в себе поэта-абстракцию, вечного поэта, и пройди этот путь от начала до конца.
Из такого определения немедленно вытекает и высота и низость поэзии. Нынешняя поэзия есть, по определению, деградация и недоделанное нечто, но стремится она к высокому. Во всяком случае, должна стремиться.

(продолжение)
Tags: поэзия, философия поэзии
Subscribe

  • (no subject)

    Дурацкий Макарон засрал мне мозги на целых 3 дня (сорри, тут без эвфемизмов), а я очень, очень не люблю, когда мне засирают мозги. Это все-таки мой…

  • (no subject)

    Ма оказался троллем почище, чем Пу. Это же надо так испоганить людям вакации!

  • Здравствуй, диктатура!

    Ну что же, запомним этот день: 12 июля 2021 года во Франции объявлена диктатура. Тот, кто отказывается вакцинироваться, лишается множества прав.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • (no subject)

    Дурацкий Макарон засрал мне мозги на целых 3 дня (сорри, тут без эвфемизмов), а я очень, очень не люблю, когда мне засирают мозги. Это все-таки мой…

  • (no subject)

    Ма оказался троллем почище, чем Пу. Это же надо так испоганить людям вакации!

  • Здравствуй, диктатура!

    Ну что же, запомним этот день: 12 июля 2021 года во Франции объявлена диктатура. Тот, кто отказывается вакцинироваться, лишается множества прав.…