Æ (alta_voce) wrote,
Æ
alta_voce

  • Mood:

стекло, свет, рога и бразильская музыка

Неделя выдалась блюзово-импрессионистской. Стиль не мой, но и не скучный, поэтому запишу без изысков для памяти.

1) Шато, 3-й час ночи. Сижу за компьютером, что и должна большей частью делать по должности.
Когда прогремело из бара ОНО, ассоциации получились совсем уже базовыми.
Первая мысль: меня сейчас убьют, но почему так шумно?
Вторая мысль: Шварцнеггер же давно себе уже губернатор. Зачем ему во всем прикиде, с гранатами, пулеметами и трещотками ломиться сквозь окно шато-отеля? Ибо когда бы по окнам дали очередь из автомата, таким и был бы звук.
Выскакиваю в бар - уже не до страха. Когда накатывает стресс такого уровня, то, в общем, уже все все равно.
Никого! - это было вторым шоком после собственно звука.
Сканирую помещение. Бар - это не закуток какой-нибудь, а здоровенный зал, с кучей диванов, кресел и пр.
3 окна и 3 стеклянных двери - все цело.
Стою и ох... поражаюсь дальше. Ага, начинаю понимать я, это привидения расправились с китайскими вазами. Сканирую углы: 4 метровые вазы, по 4-м углам, чинно стоят на кудрявых столиках.
Понятно, что я поняла бы про мир и про себя после этого, если бы к ноздрям не подплыл (оказывается, сохранилось и это чувство) благородный и смолистый дух. Как все просто: стеклянная полка с арманьяком Дартилонг навернулась на полку со стаканами. Сама полка заблокировалсь при падении и не разбилась. На полу - месиво из стекла, этикеток и благоуханных раритетов. Потери оказались на удивление небольшими - всего 3 бутылки (66, 68 и 71-го года) и несколько стаканов. Стеклянная полка толщиной в 2 пальца, около 20 бутылок арманьяка и большая часть стаканов уцелели.
Шварцнеггер, правда, не сомневаюсь, ухватился в эту минуту за сердце. А я, что мне сделается? Вот только нужно дополнительно заметить, что:

а) у меня остановились на 10 минут часы, которые отличаются восхитительным свойством останавливаться в критических ситуациях, а потом, как ни в чем не бывало, идут дальше. Стрессометр такой. Последний раз они стояли месяц назад, когда я ездила на машине по Барселоне.
б) падающие стекла - моя карма. Но прежде они валились мне на голову. Так что просветляюсь потихоньку.
в) за пару часов до работы опустошила сумку - постирать, вся была в разводах морской воды и песка полно. Содержимое переложила в другую, стало быть, сумку. Все, кроме 3-х амулетов.


2) В шато опять же, в другую ночь. Замечаю вдруг, что в коридоре, где номера, горит свет. А включается он автоматически, если кто-то идет по коридору. Я там не ходила. 3 часа ночи, ага. Начало 4-го. Ладно, думаю, может, выползал кто. Ситуация сортир-в-конце-коридора в отеле-шато, конечно, не моделируется, но мало ли. Прохожу по коридору. Балочки 200-летние скрипят под ногами. Извилистый он, коридор. Удушливо пахнут розы и лилии. Никого. Ладно, то ли муха, то ли привидение. Выглядываю минут через 20. Свет горит на лестнице, спускающейся в ресторанный сортир. Тут мне стало совсем как-то... Уж лучше Шварцнеггер, чем какой-нибудь маниак, затаившийся днем во шкафах и будоражащий автоматику. Начинаю всерьез подумывать о полиции. Спускаться узким винтовым коридором (не лучший вариант, кстати, для пьяных и старых - я не себя имею в виду, арманьяком-то больше не пахло, а посетителей бара и ресторана) мне совсем не хотелось. С полицией связываться все-таки не хочется. Решила пустить дело на самотек, вернее само-что? возгорание? взяла на кухне полуметровый ножичек (Боже мой! Насколько же все повторяется: с таким точно бабушка ходила на кладбище) и была начеку. Больше не зажигалось. Так и ночь прошла.

Начало 8-го. Приходит Иветта, дама, которая занимается бельем. Она больше похожа на училку, чем на прачку, сухая, с поджатыми губами. Ее не любят за эти самые губы, но со мной она страшно ласкова. Лесбиянка, я так думаю. Еще там есть лесбиянка Смеральда, горничная, цветок ей в черную шевелюру и плямсь! на картину Гогена. Та вообще обниматься лезла, а потом почему-то попала в больницу. Во второй раз я увидела ее только вчера, издали. Но вернемся к нашим сортирам. Идет, стало быть, Иветта выгребать махровые индивиадуальные полотенца из корзины с кружевной подкладкой. Я затаилась и жду чего угодно. И тут опять Шварцнеггер отличился. Понятно, Иветта грохнулась в обморок и зацепила ногой трюмо. Но тут появляется Иветта, вполне живая и с полотенцами. Шварцнеггер усовестился и всего лишь сбросил на кухне большую кастрюлю. С чем-то, правда, очень хорошим. И пару стаканов зацепил.


3) Еду вчера на службу. Полчаса до полуночи. На лионской дороге передо мной что-то большое и смутное - не грузовик, фар фактически нет. Во тьме проступают рога, как у жука-навозника. Иду на обгон. Впереди еще такое же, и еще, и еще. То есть, не совсем такое. Рога везде разные, а где-то есть и крылья, насколько я могу определить, не включая дальнего света. А включить боюсь - расстреляют ведь нафиг. Я ехала мимо них 8 минут (засекла время), со скоростью 120, что дает возможность рассчитать длину колонны.
Ну, собственно, да, вряд ли у армии есть свои дороги. Так и перегоняют по обычным, под покровом тьмы. Или же нужно спешить и не до выбора. Но поди разберись, про они Шварцнеггера или контра.


4) 7 утра. В ресторане шурует Джеймс насчет завтрака. Я читаю Делеза. Это уже более-менее мое время, мне остался час, а потом по мглистым долинам ехал грека, но не тут-то было. Через парадную дверь заходит мужичок в плохонькой кожаной куртке и спрашивает, можно ли выпить кофе. Ситуация несколько неординарная, С.Э. - место не утреннее, но мало ли. Иду к Джеймсу, тащи кофе, говорю. Джеймс приносит кофе, перекидывается парой неслышных мне слов с мужичком и приносит мне золоченую, на веленевой бумаге визитку, передать начальству. Владелец шато во Фронсаке, ага.
Владелец сидит в баре (там где Шварцнеггер и арманьяк), потом отправляется в сортир (там где Иветта и Шварцнегер), потом приходит ко мне общаться. Слово за слово. Он занимается не только вином и шатом, как оказалось, но еще и музыкант. У него португальский музыкальный псевдоним, длинный как Копакабана. Вторая половина его жизни - в Бразилии.
Жанр резко меняется, мы уже родные люди, каста. Entre nous, les artistes...
Теперь и у меня есть золоченая визитка. Не моя, а его. Сижу и думаю, не завести ли тоже золоченые визитки и писать ли винному артисту е-мейл.
Настоящий артист все-таки спит в 7 утра, вот что меня смущает. Или вот-вот заснет. Впрочем, кто знает, кто знает...
Subscribe

  • Nie pij wódki

    Когда умерла мама, на поминках, ее коллеги влили в меня рюмку водки.Подействовало немедленно – я уже несколько дней ничего не ела. Ночью я…

  • Калиспера

    Единственный период, когда я интенсивно ходила по косметическим кабинетам – предпоследняя из последних стадий маминого рака. В этом было…

  • Адье, шарашка!

    Отправила увольнительное письмо. Если все пройдет, как запланировано, с 1 мая я – свободный человек. А продалась в рабство 2 мая 2007. Ровно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Nie pij wódki

    Когда умерла мама, на поминках, ее коллеги влили в меня рюмку водки.Подействовало немедленно – я уже несколько дней ничего не ела. Ночью я…

  • Калиспера

    Единственный период, когда я интенсивно ходила по косметическим кабинетам – предпоследняя из последних стадий маминого рака. В этом было…

  • Адье, шарашка!

    Отправила увольнительное письмо. Если все пройдет, как запланировано, с 1 мая я – свободный человек. А продалась в рабство 2 мая 2007. Ровно…