?

Log in

No account? Create an account
шкатулка для тайных записок

И про френд-политику. "При нашем полном невежестве во всём, что касается динамики человеческих группировок, мне представляется крайне опасным основывать новые парарелигиозные организации."
Стоит капча. Это неприятная вынужденная мера, прошу прощения.

Рим - 2019

Этот город – нечеловеческое искушение. И разрушение. Казалось бы, я здесь не в первый раз.И все равно колют иголки узнавания и восторга. В ботинках плещется вода пополам с кровью (ну и пусть). Потому что здесь нужно ходить в сандалиях, а не в ботинках. Я ничего не записываю. Я просто хожу и живу две тысячи лет тому.

Что же потом? А потом понятный эффект: строения XII в. будут казаться неловким новостроем, а XVII-XVIII вв. – рушить, рушить безжалостно, чтобы обнаружить в фундаменте мрамор. Много мрамора.

Здесь замечание. Я записываю эти заметки из блокнота. По возвращении первой новостью явился пожар в Нотр-Даме. Я знаю о своих разрушительных способностях (наряду с созидательными, конечно), но на такой эффект я, признаться, не рассчитывала. Одна разрушительная мысль способна снять защиту. Но продолжим.

Итак, я опять подзастряла в двухтысячелетней давности мире. До умения жить в своей эпохе пройдет еще немало времени.

Мой случай, быть может, достаточно легкий. Я живу одновременно в нескольких тысячелетиях и местах. Но эти уколы истины придется все-таки переболеть.



Pape Clément

Благодаря гостям выбрались в недальнее шато Папы Клементия. Строение красивое, но в силу своей неоготичности к так называемым “châteaux clémentins” может быть отнесено только формально.

Итак, по порядку. Клементий V, первый из авиньонских пап, в миру Бертран де Гот, был местным уроженцем, весьма богатым и знатным, владел не меньше, чем пятью замками. Вдобавок, когда он стал бордоским архиепископом, его братец презентовал ему тот самый кусок земли, о коем мы сегодня рассуждаем. Земля была засажена виноградом, и новый архиепископ рьяно следил за процессом. Даже став Папой и отъехав на восток, продолжал давать распоряжения насчет винопроизводства. На участке было выстроено нечто, недо-шато, где архиепископ иногда ночевал.

 

В шато имеется слепок с надгробного изваяния Папы Клементия с восстановленной (по другим изображениям) головой. Оригинал – в городке Юзест неподалеку, там голову снес восставший народ.

 

Read more...Collapse )

 

Базель - 2019 - Feldschlösschen

На пивной фабрике пахнет кашей, вареной и жареной. Я до сих пор ничего не понимаю в алхимии, превращающей эту самую кашу и еще пару невзрачных ингредиентов в пенное золото, но все-таки с посещением большой пивной фабрики многое уставилось на свои места.

Предприятие «Фельдшлёссхен» (зАмочек в полях) существует под Базелем лет уже почти 150. Выглядит ка настоящий замок, потому что именно так полагалось уважающей себя пивоварне в XIX в., и основан, по легенде, двумя людьми: bauer und brauer, крестьянин и пивовар, первый занимался бизнесом, а второй, собственно, варил. Все это хозяйство благополучно передавалось из поколения в поколение и тихой сапой стало главной пивоварней Швейцарии, варящей, под разными этикетками, практически все местное пиво. А с тех пор, как все скупил Карлсберг, так и не только местное, да и кока-колу, вроде бы, местами.

Итак, идем на экскурсию. (Картинки, заметим, получились странные, как и все из этой поездки. С большой камерой решила не возиться, а телефон стоял в режиме «live», превращающем фотографии в мини-кино. Вот, что удалось выжать.)

С приходом Карлсберга все, конечно, испортилось. Раньше посетителей похватывал на станции паровозик и вез к фабрике, а теперь - вперед по шпалам.


Read more...Collapse )





Цвет периода зависит, оказывается, от внешних событий. Смерть призывает к жизни синь (самоубийство на любовной почве близкого друга), любовь – розовый цвет (Мадлен). Когда же все это, примитивно жизненное, заканчивается, на явь вылезают античные мотивы, чтобы резко преломиться на выходе во вполне взрослую жизнь. Авиньон и есть символ надлома, а как же.

Заведенный новый блокнот с золотым обрезом и в арлекинном стиле пригодится в Риме.





Read more...Collapse )







Базель - 2019

Некоторые опасения, что местные диббуки давно забили на меня, все-таки присутствовало. Но нет, все в порядке. Дом по-прежнему. Хожу по-прежнему с закрытыми глазами, не задумываясь. Хотя конфигурация все-таки слегка плывет, топография искажается – обычное свойство возвращения. Где-нибудь приходится сворачивать менее направо, чем было в уме.

Мы уехали отсюда почти уж 20 лет тому.

Сегодня во мне слишком много французского: язык, докторат, автомобильные права, паспорт. И много не французского, но инспирированного Францией: линзы, хотя бы. Или несвобода, очень сильная, душащая несвобода.

Но чтобы постигнуть место, нужно в нем отсидеть свое. Несколько мест всяко лучше, чем одно. Во мне очень много Базеля, космополитизма, кабинетности. Посмотрим.

Самый пошлый и самый прекрасный вид Базеля:




Гулять со мной

Read more...Collapse )

 

родство шарашек

Прочла подробную биографию Уэльбека, коего завтра день рождения.
И вот, кто бы мог подумать, родство между ним и мной - не страсть к написанию текстов, а та же шарашка. Только он просидел в ней 3 года и успешно свалил в министерство агрокультуры. А я, устроившись в ту же шарашку, под старым именем, сменившимся уже дважды, возлягу, наверное, на территории, под оливой, купленной уже старой.
На прошлой неделе отправилиась в сторону Шаранты. Это весьма судоходная спокойная речка, на которой стоит собственно, город Коньяк, но в этот раз цели были иными - глухомань.

Лишер - Lichères
Очень захудалая деревня (89 жителей, а то и меньше) с превосходной романской церковью, лучшей в регионе.
К сожалению, была закрыта, но в такой глуши на другое, собственно, и не рассчитываешь. Смотрим снаружи.




Read more...Collapse )
В последнее время, пользуясь весенней погодой мы стали потихоньку выбираться на прогулки. Поскольку все близлежащее уже обгуляно раз по сто (потому что с гостями), стали ездить чуть дальше, в совсем уж глухомань. Но тут же как: чем захудалее деревня, тем сохраннее в ней романская церковь.

Итак, поехали в сторону Тулузы, километров 150.

Пуденас - Poudenas

Деревня на 250 человек. Приходит в упадок. И... живет.





Read more...Collapse )

Испания 2018 - 7

5/09/2018

Херес, Tio Pepe.
Это не первая, о далеко не первая виденная винодельня. Но такого размаха прежде встречать не приходилось. Несколько целых скупленных кварталов с сохранившимися названиями улиц. И апельсиновыми деревьями. Цеха, погреба,склады, закоулки, торжественные залы, и по всему этому лабиринту петляет туристский поезд.



Технологии, конечно, примитивнее, чем в других местах: ведро направо, ведро налево. Гид формален и ускользающ. Достаю его, страдальца вопросами, чтобы хоть как-то разобраться. Цитирую слова гида: «Но мы же постоянно смешиваем старое с новым, вот и получаем тот же, неизменный вкус». Maître de chai из Коньяка услышав такое, немедленно утопился бы в ближайшей, намешанной по миллилитру бочке.
Знаете, как отличить сладкий апельсин от горького? – неожиданно затягивает гид явно стандартную присказку. Ха-ха-ха, надкусить! Что, правда, не знаете? У основания листьев горьких апельсинов – сердечко.



Бочки – это всегда красиво. Здешние – из Америки, французский дуб недостаточно смолист для здешней влаги, но традиционной формы.

На бочках кто только ни расписался. Царственные особы, главным образом. Но вот Кокто воспринял процесс то ли слишком насмешливо, то ли слишком серьезно: «здесь я пил кровь королей». Местные напитки, главным образом, бледного цвета.



Read more...Collapse )

Возвращение в Кадис приготовило вечернее купание, яркий закат и блюдо морских гадов – самое неудачное в этом жанре.

Испания 2018 - 6

3/09/2018
Поезд Севилья-Кадис.

Бесконечная равнина. Где подсолнухи, где пустоши, где-то несжата полоска одна.
Ближе к берегу, суша вступает в схватку с водой. Они долго, с переменным успехом теснят друг друга, пока не открывается Кадис – триумф и того, и другого.

Слова «кадисский» не существует. Есть слово «гадесский».



Мое цивилизационное чувство достигло, кажется, апогея, хотя, надеюсь, впереди тоже что-то есть. 5 тысячелетий преспокойно плывут сквозь тело, и я чувствую их все.


Вернемся к вопросу о поверхностной культуре. Собственно, речь не о том, чтобы щелкнуть Джоконду понад голов других туристов: под поверхностной культурой понимаю то, что большинство людей, полагающих себя культурными, назовут просто культурой. Речь не о погружении в детали, не о тысячах имен вместо десятков в каждой точке обитаемой суши.
К тому, чтобы освоить просто культуру, русская стартовая площадка, следует признать, идеальна. Как широтой своей, так и неглубиной. Постижение тысячелетий культуры можно оставить в гимназии, а вот ныряние в душу т.н. маленького человека изображают чуть ли не как марианскую впадину. На самом-то деле, пьяный мужик, иди да учись.

Испания 2018 - 5

Красивая Севилья моим прищуренным глазом. Практически без комментариев, иначе я уж совсем ничего успею.

Совсем не шумит, ползет потихоньку ‎Гвадалквивир.
(Безобразие, на самом деле, вот что, и национальный позор. Если уж мы выбрались и катаемся вот, что ему было сложнее?)



Read more...Collapse )

Испания 2018 - 4

2/09/2018, Севилья

Еще это день Индии. От таблицы цветочков, замеченной в апартаменте, в полночь, и до Пласа д'Эспанья, похожей на кошмарный Акшардам. Не зря здесь снимали звездные войны и еще что-то.
Еще цыганерия, конечно. В путеводителе цыган не называют цыганами. Это такая, видимо, политкорректность. Roms. A это уже напоминает практически византия, с малой буквы.

Отгадка одна – бывший ислам, две границы его.
Бар, почему-то «Ситроэн». Сидим под холодной влагой (баня наоборот) уличного кафе. Думаю про исламский глобализм, который размашистее и жовиальнее, как ни странно, оксидентального. Дай победить большому, и оно само взорвется изнутри.

Я рада этим границам. Во-первых, потому, что только это и существует по-настоящему – пограничность. Во-вторых, потому что о существовании этих точек начинаешь подозревать, только попадая в них. Никакое разглядывание исторических карт, никакое ввинчивание в учебники не дадут этого опыта – почти телесного. Настоящие мировые центры не есть краеугольные камни цивилизации. Это знание – не первой степени гмм... вовлеченности.

Еще, в тот же день, Juderia. Экспонатов мало и они не убедительны, ничего не сохранилось. Разве что синагоги, ставшие церквями. Но именно прогулка по бывшему еврейскому кварталу позволяет окончательно понять: Севилья – тайный великий город.


Площадь Испании


Read more...Collapse )

Испания 2018 - 3

2/09/2018, Севилья

Табачная фабрика. Дворец, а не фабрика. Коммунисты не догадались сделать из фабрик дворцы, а было бы логично.



Read more...Collapse )

Испания 2018 - 2

2/09/2018, Севилья

Кафедрал, бывший мечетью. Разумеется, сравниваю с Айя-Софией. Нет, мечети не так жаль, при всей нелюбви к Византии. Потому что я по эту сторону Евразии. К тому же, эстетически все вполне пристойно. Хотелось бы даже побольше мавританских линий.

Колокольня, бывший минарет





Read more...Collapse )

Испания 2018 - 1

1/09/2018

На подлете к Севилье – little boxes, как водится, и возле каждого – голубой прямоугольник бассейна. Густое лоскутное одеяло. Новая бедность есть старая состоятельность. Мир вписывает голубизну-однодневку в охряную вечность, чтобы убедить в правильности того дня, который (уж) достался.

Фламенко. Индийские архивы.

Табачная фабрика – символ того, что земля пытается быть неплоской. Но с корабля мы попадает не на фабрику, а на бал.
Сижу над тапас, разнообразие коих в полутьме не имеет большого смысла, и пытаюсь разобрать по оборкам испанские юбки.
Это тот вульгарный верхний слой, на который, казалось бы, жаль терять время: Эйфелева, круассаны, Лувр; Биг Бен, пуддинг, фиш&чипс etc. Но на поверхности кармически не быть. Проходит новый виток, и опять все можно, на новом, с ионийской улыбкой, уровне.

Итак, вглубь. С одной стороны, конечно, танец живота. С другой – цыганщина, Индия вроде как. Витиеватые скобки Востока, зажимающие Запад в тиски в его же вотчине. Это общий закон: каждая сменяющая цивилизация добавляет пуританства к сменяемой, посягая на чувственность. Что логично: чувственность = расслабленность, такую цивилизацию легче победить.
Живот прикрывается тканью, трикотажем; что есть, тем и прикрывается. Слабость организует защиту нападением, заменяет естество символом. Ножные браслеты (чувственность) сменяются каблуками и кастаньетами (агрессия). Наготу женского тела имитирует нагота гитары, плоская недвусмысленная нагота. Гитара – самый вульгарный в мире инструмент, и самый популярный. Вот и еще по поводу каблуков: отделяют от геи-матушки.



Отдельного рассуждения достойны, пожалуй, кабальеро, предпочитающие донн быкам. Казалось бы, танец преимущественно женский и вот же, в эпицентре феномена – честные 50/50. Юбки, естественно, нет, живота, в основном, тоже. Цивилизационные бесчинства – вот же они.
Оборка – канонизация, укрощение складки, настоящий вызов естественности. Мир развивался неосознанными путями, а я тут двигаюсь по краю и рассматриваю швы. Какое явление из тех, чью историю можно отследить и принять, какое отвергнуть? Нечто возникло, сформировалось, обросло поджанрами и канонами, а, может, лучше бы всего этого не было? Ответа нет.
Шаль – ограничение античности с ее более размашистыми полотнами, бахрома – щедрость, оборка – настоящая загадка. Одно понятно: чтобы полюбить Испанию, надо как следует отъехать от Франции.

Не было ли вам скучно, сеньор?

Гипертелесность допускается там, где допускается любая телесность, нетренированность, отсутствие спец. отбора, где практически любое тело гармонично практически в любом, свойственном месту движении.

Тело не должно быть тренированным, тело должно быть привычным.

В статике танцовщицы выглядят моложе и красивее. Танец вытаскивает агрессивный оскал, с намеком на вечность, безвозрастность. С мужчинами, как водится, наоборот.

Бычья голова на стене похожа на волчью и человечью.

Июль, август

В двух словах, запечатлеть момент. Впоследствии это лето будет, возможно, вспоминаться как самое счастливое. Все дети были дома, в кои-то веки, и другие родственники тоже , и сейчас еще не все разъехались, несмотря на 4 прогона в аэропорт за 2 дня.
Только меня с ними было мало и хило. Тонны воды, сока и молока, привозимые из магазинов каждый день. Мое участие было, главным образом, в этом.
Домой приползаю к восьми вечера в состоянии маложивом. Почитать Пушкина, погреметь погремушками и в кровать. В редкие выходные могу кого-то куда-то отвезти на прогулку или на море, а потом все равно в кровать и спать. Если получится.
Шарашка стала просто невыносимой. Моя беспредельная выносливостъ уже как-то все. До того, что готова отправить в любой момент специфическое заказное письмо, не думая о последствиях. Тщетно подыскиваю другую удавку, но ее нет.
Не смогу покупать детям красивые платья и куклы, но, может быть, опять выживу, а дети и так прекрасны. ТТТ

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars