Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

шкатулка для тайных записок

И про френд-политику. "При нашем полном невежестве во всём, что касается динамики человеческих группировок, мне представляется крайне опасным основывать новые парарелигиозные организации."
Стоит капча. Это неприятная вынужденная мера, прошу прощения.
Schreibmaschine von Hesse

Гибернийские хроники

Schreibmaschine von Hesse

ко дню учителя, что ли

Глупый студент - катарсис для преподавателя.

Первый курс, анализ. Гоню, стало быть, спич: тут производная, тут еще одна, приводим подобные, упрощаем и - вуаля! - выраженьице.

Студент спрашивает: "Откуда взялся икс в кубе?"

Захожу на второй круг, увеличивая количество деталей: производная такая, производная сякая, тут - посмотрите - в числителе и знаменателе возникает тот же множитель и пр. Понятно? Не понятно!

Дело привычное, проверяю осанку, вдыхаю поглубже. Через масочку, ага. В этой же производной - синус, гляди-ка, а тут уж логарифм. Студент меня перебивает, не дождавшись финала. " А куб?"

После небольшого разбирательства выяснилось, что настоящий вопрос звучал не "Откуда взялся икс куб?", а "Что такое икс куб?" Это в первом классе учат, да?

Тут уж я не теряюсь, а сразу перехожу на деньги, как учил более опытный товарищ.

- Что такое 10 рублей, знаете?
- Знаю.
- А трижды по десять?
- Знаю.
- Так вот, десять в кубе - еще лучше. Гораааздо лучше.

Надеюсь, все-таки смогу хоть сколько-то вправить им мозги.
Schreibmaschine von Hesse

Немножко на тему «Как я провел лето»

Были планы, конечно: раствориться в жаре, отпустить свободный поток дионисийства и пр. Воспользоваться свободой так, как следует ей пользоваться.

Ничего не получилось.

Потому что было вечно холодно, как в Норвегии какой-нибудь. Жарких дней был, может, десяток за все лето. И это на юге Франции. Деревья, обычно цветущие на мой день рождения, распустили грозди только сейчас, с опозданием в полтора месяца.

Потому что Франция тихой сапой превратилась в диктатуру – за то ли боролись?

И, главное, из-за семейных событий. Четыре дня тому родился наш первый мальчик. Было очень страшно и нервно ждать. ТТТ, вроде все обошлось, но беготня с лучшими педиатрами Вены имелась.

Но самое главное, конечно, оно – оно самое. Don’t ask me, please, don't ask. Я в порядке, здорова, но жизнь уже никогда не будет прежней.

Мы, конечно, поездили, описали кольцо от первого крестового похода до последнего, но ощущение тяжелой мути развеять не удалось.

Так что я рада, что все это закончилось и начался семестр. Несмотря на то, что нагрузка – ой-ой-ой: 4 больших магистральных курса и 2 маленьких. Как я это потяну – посмотрим. Это ощутимо тяжелее, чем 4 раза один и тот же курс в 4-х группах – готовиться надо к каждому занятию.

Вот таков вкус свободы, но, как ни странно, на этом фоне в голову загрузилась куча новых идей – весьма, как мне кажется, интересных. Мало что так бодрит, как новые идеи в голове. Это даже лучше поэтического вдохновения.

 

Schreibmaschine von Hesse

Орсиваль, Сан-Нектер

Эти две деревни – близнецы-сестры. Импозантная романская церковь в центре, пару улиц вокруг. В важных центрах такого размера церкви, как правило не выживают – все ломается и перестраивается – а в этой глухомани – пожалуйста. Строения, кроме прочего, весьма крепки, потому что построены из местного гранитообразного камня.

Орсивальская базилика считается чудотворной. Статуя Божьей матери, по преданию, вытесана самим Св. Лукой, который, оказывается, был не только живописцем, но и скульптором. Что же, смотрим.

Церковь Сан-Нектера чуть компактнее и расписана внутри. Этот Нектарий был евангелизатором в III-IV вв. Больше о нем толком ничего не известно. Коммуна славится одноименным сыром – самая маленькая апелляция среди Оверньских сыров, но великий сыр. Темно-серый, как местный камень.





Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

Клермон – 2

В Клермоне хлестало как из ведра с минимальными просветами. Радикальный город, убеждаюсь опять. Мы уже были тут много лет тому, в машине с летними колесами, а ехать приходилось по тающей ледяной крошке, слоем сантиметром десять. Но для чего-то этому миру мы пока нужны.

Тогда, в первый заезд, мы мало что видели. Да и сейчас постоянно натыкаешься на мнение, что город пустой и ничего в нем нет. Это, конечно, не так.

Во-первых, имеется симпатичный центр с кафедралом. Во-вторых, прекрасная большая романская церковь Notre Dame du Port. И, наконец, вторая часть города – прекрасно сохранившийся старый Монферран. Плюс – воспоминание о Первом крестовом походе, конечно. Все перечисленные пункты никак не позволяют назвать город пустым.



Центральная площадь. На коне - Верцингеторикс работы Бартольди.



Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

Дурацкий Макарон засрал мне мозги на целых 3 дня (сорри, тут без эвфемизмов), а я очень, очень не люблю, когда мне засирают мозги. Это все-таки мой главный орган.

Но ничего, попустило вчера. Нужное все вернулось.

Не известно, кто именно навязал Макарону такую модель, явно не сам придумал. Сильно надеюсь, что теперь он политический труп.

И еще я сильно надеюсь, что все повернется неожиданным путем к лучшему. Как было с выпиранием меня с проекта SAP, к примеру (можно было подготовиться к преподаванию). Да и с самим, собственно, ковидом, позволившим мне легче слинять из шарашки.

Сим победиши!
Schreibmaschine von Hesse

Здравствуй, диктатура!

Ну что же, запомним этот день: 12 июля 2021 года во Франции объявлена диктатура.

Тот, кто отказывается вакцинироваться, лишается множества прав.

Вот именно теперь жизнь никогда не станет прежней. Если ты вакцинирован, сиди и думай: в тебя влили яд и будут вливатъ еще, пока не окочуришься. Если ты не вакцинирован – сиди на хлебе и воде (супермаркеты запрещены, в числе прочего) и радуйся своему диссидентству, потому что других внешних радостей у тебя уже не будет.

Уже год тому было ясно, к чему идет дело, и вот – получите и радуйтесь.

Макарону надо бы, конечно, открутить яйца (они ему совершенно не нужны), но это уже ничего не изменит.

Параллельно с трехэтажными, как минимум, фразами, проносятся, естественно мысли, как минимизировать ущерб, если все-таки придется. Это будет гораздо труднее пережить, чем шарашку. Потому что ни один великий гуру не объяснит тебе, как бороться с новомодным ядом, искусственно внесенным в твое собственное тело.

Позор и ужас, ужас и позор.