Schreibmaschine von Hesse

(no subject)

шкатулка для тайных записок

И про френд-политику. "При нашем полном невежестве во всём, что касается динамики человеческих группировок, мне представляется крайне опасным основывать новые парарелигиозные организации."
Стоит капча. Это неприятная вынужденная мера, прошу прощения.
Schreibmaschine von Hesse

Гибернийские хроники

Schreibmaschine von Hesse

Ле Корбюзье и Фрюжес

Вставляю квази-журналистский обрывок из собственного романа (en préparation). Следом пойдут картинки с мест.

"В 20-30 гг. в ближнем пригороде творит Ле Корбюзье. В ногу с веком он возводит один из первых в мире рабочих коттеджных поселков: сите Фрюжес. Это самое начало деятельности нашего гения, здесь он претворил в бетон собственные идеи простоты, а именно: абсолютно не обратил внимания на местные условия. Бетонные избушки с тонкими стенами, огромные окна которых смотрели прямо на юг, и это в жарком климате. Обширные террасы не могли использоваться ни летом – из-за жары, ни зимой – из-за холодных, дующих с океана ветров. Здесь не росли ни цветы, ни петрушка. Жители справлялись как могли: уменьшали окна, утолщали стены. На исходе XX века, когда культурные комитеты сообразили, что надо сохранять наследие, дома уже были изменены до неузнаваемости. В конце концов один из них, пустой, перестроили в первоначальное положение, чтобы показывать туристам.

Воспользовавшись оказией, скажем несколько слов о заказчике проекта, Анри Фрюжесе, который был, пожалуй, поинтереснее прямолинейного как собственная линейка ле Корбюзье. К моменту начала стройки Фрюжес – молодой богатый сахаропромышленник, подразорившийся на своем строительном про(ж)екте (денег, разумеется, ушло вчетверо против сметы), а потом и вовсе закрывший бизнес, чтобы предаться излюбленным занятиям – живописи, музыке, арабистике. Был ли он таким уж безвкусным, раз утвердил проект ле Корбюзье? Вовсе нет. Это были, в конечном итоге, оснащенные всеми удобствами рабочие хибары. Себе же он выстроил в центре города чуть ли не дворец в изящном вкусе времени.
Как, спросят наши уже отчасти сориентировавшиеся читатели, добропорядочный Бурдиго мог породить столь разностороннего персонажа? Скорее всего случайно, ответим мы. Отделавшись от бизнеса, Фрюжес жил в странах Магриба, пока они не стали национально освобождаться, и даже соорудил арабскую оперу, полностью, один: музыку, либретто и акварельные наброски костюмов. Там было все как положено: восточные красавицы, их мамаши и местные эмиры. Уцелели только картинки. Выбравшись во Францию, Фрюжес игнорирует Бурдиго, поселившись в дальней деревне, и ненавидит Пикассо со всей пылкостью писателя пасквилей. Занимайтесь своими делами, уважаемые читатели, даже если их десяток, и у вас будет шанс дожить, как господин Фрюжес, почти до ста лет."



Collapse )
Schreibmaschine von Hesse

он фабрика или?

Посчитала романы Кристиана Жака - 170, примерно, если не сбилась. Притом, что сам еще вполне жив и активен (70+). Т.е. больше 3-х романов в год.
Оказывается, помимо египетских опусов есть еще огромная куча детективов. В самой длинной серии их больше 50.

Вот как такое возможно? Понятно, стиль - так себе, ошибки исправит редактор. Но все равно, я в растерянности и, немножко, зависти. У меня на роман уходит 5-10 лет.
Schreibmaschine von Hesse

Разное

Приснилось, что лежу в постели с Вознесенским. Просто вот лежу, без дальнейшего. Жирноватое, очень белое тело. Думалось же о том, что если наши отношения пойдут дальше, мне придется прочесть весь корпус его опусов, и там непременно найдется что-то интересное, потому что в большом чем-то, даже сомнительного качества обязательно найдутся интересные отрывки, ибо это какая ни на есть, а вселенная.

Вот что за сомнамбулическа некрофилия такая, а? Вознесенский! Покойся с миром, ты не будешь моим диббуком!

 

* * *

Перебрала шкаф, в частности выкинула все, пардон, рваные колготы. Теперь если вдруг ударят лютые морозы, как во всем честном мире кроме экваториальной Африки, я буду – ну, вы понимаете – я буду богатой дамой с целыми колготками под штанами!

 

* * *

У меня очень много разного чтения: стопка из Индии, стопка купленного в интернете, стопка подаренного и обретенного на месте. Тема дня – Хирам, потом вернусь к остальному.

Почитала немного «Книгу Мормона». Вначале мне понравилось. Это лучше «Игры престолов», подумалось мне. Главный герой хочет изъять таблички, где изложена история всего, у некого Лавана (не тот Лаван). Лаван отказывается отдать, отказывается продать, а когда наш герой является уж совсем с богатыми дарами, отбирает все, бьет и выгоняет. Некто светящийся сказывает герою, что довольно скоро Лаван окажется в его руках. Герой не может понять, каким образом: Лаван богат, у него укрепленный дом и множество слуг, не подступиться. И вот однажды герой прогуливается по городу вечером и на дороге валяется пьяный. Глядь, а это Лаван, и вокруг никого. Герой не решается убить, он человек мирный. Но тут является светящийся, инспирирует. Герой снимает с пояса Лавана меч, отрезает ему голову, переодевается в его одежду и цепляет на пояс меч. Вот какие непотребства происходили в Иерусалиме в - 600 году! Про то, что одежда была вся в крови, не сказано, что и неудивительно: сияющий был где-то неподалеку. Герой является домой к Лавану и, назвавшись Лаваном и говоря голосом Лавана, выгребает таблички, все свое добро и еще столько добра, сколько могут унести сам герой и прихваченный раб.

А дальше начинается мутотень, чуть разбавленная постройкой корабля, на котором обозначенная семья, видимо, решает поплыть в Америку. Вся история потому что должна, по идее, замкнуться на Америке. Индейцы – одно из потерянных колен. ОК, мы не спорим. Что авторам безусловно удалось сделать – запутать меня в табличках. Имеются, как минимум, три вида табличек: а) те, что отец-основатель Джозеф Смит то откапывал, то зарывал в холме под НЙС; б) Лавановы таблички; в) таблички, собственноручно выгравированные героем чуть ли не поверх Лавановых, при том, что повествование вполне продолжалось после этого, т.е. время заворачивается в кольцо.

Толстая книга, на папиросной бумаге; боюсь, не одолею.

 

* * *

У меня неожиданно перестало болеть плечо, которое я вывихнула 4 с половиной года тому, в Италии, рывком подняв младенца Витторию. Помогла, видимо, гимнастика в виде постоянно задранной вверх руки перед доской. Будем считать, что все правильно.

Schreibmaschine von Hesse

денкарма

Карма по части денег у меня просто отвратительная. Чтобы хоть что-то заработать, надо неадекватно впахивать, а заработанное - немедленно потратить, потому что иначе сломается газовая колонка.
Гороскоп обещал неожиданный денежный дождь, и он вроде как даже наметился, дополнительные деньги были обещаны по двум направлениям и... все сорвалось.
Что же, буду сосать лапу и медитировать на колонку.
Schreibmaschine von Hesse

нет добра без ковида

Переводила у нотариуса брачный контракт.
Он - 40 лет, француз, инженер, никогда не был женат.
Она - 27 лет, украинка, была 1 раз замужем.

Немножко переходя грань, спрашиваю, как и где познакомились. (Я же, в конце концов, писатель. Give me more!)

А здесь, отвечают, благодаря ковиду. Она приехала туристкой и застряла на полгода. Вот и...

Я и сама смогла срулить из шарашки не в малой степени благодаря ковиду.

Хочу других положительных примеров!
Schreibmaschine von Hesse

Адье, шарашка!

Отправила увольнительное письмо. Если все пройдет, как запланировано, с 1 мая я – свободный человек. А продалась в рабство 2 мая 2007. Ровно 14 лет, как водится. Семь за Лию, семь – за Рахиль. (Если твоя младшая – Рахиль, старшая неизбежно оказывется Лией.) Правда, в последний год я там уже не очень появлялась, но подробности службы Иакова нам тоже не известны.

Это был ужасный период. Если вкратце – просто ад. Мне пришлось встать на горло не только собственной песне, но и минимальному человеческому достоинству. Скандалы, унижения, вражий напор, интриги. Я уж молчу про собственно инженерию, которую я тоже, мягко говоря, ненавижу. Но было и хорошее, конечно.

Во-первых, я привыкла бойко болтать по-французски. Если бы не случилось шарашки, то не было бы, наверное, ни французского доктората, ни школы. Писать диссеры и преподавать надо с очень хорошим языком. А теперь могу задуматься и о литературе.

Еще из хорошего – год в Тулузе со всем облаженным возле Тулузы с большим радиусом и закрытием скверной тулузской кармы, которой лет уже, наверное, тысяча.

И еще – Англия, с объезженным Уэльсом и частично Шотландией, с языком же, вытянутым с уровня приемлемого в весьма свободный. И с кармическим чем-то, а как же, потому что континентальный набег на остров – это мне кое о чем говорит.

Еще, а как же. Несколько приятных знакомств, за которые я благодарна судьбе. Лучшее понимание местной простой жизни.

Я не вернусь в шарашку ни-за-что. Даже если школа накроется, и я останусь без работы. Куда угодно, но не туда, назад. И, желательно, ни в какое из похожих мест. Я хочу нетупо подрабатывать и писать, сколько в(ы)лезет свoю писанину.

Wish me luck.